После потерянного поколения джон олдридж

Written by -

У нас вы можете скачать книгу после потерянного поколения джон олдридж в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Пустыня и века истории сокрушили Римскую башню. Обвалились стены, сводчатые залы занесло песком, от ограды не осталось и следа; и только ворота, вытесанные из светло-желтого камня, висели на своих петлях, почти не тронутые временем.

Над каменной плитой для этих ворот трудились не римские, а персидские каменотесы, и всю ее историю можно было прочесть в письменах, покрывавших поверхность камня.

Она была изготовлена в Персеполе для персидского царя Артаксеркса, но надписи относились к эпохе Дария Третьего, его внука, который, однако, не нашел ей применения. Когда Александр Македонский взял Персеполь, он приказал перенести эту каменную плиту за три тысячи миль в Грецию и там водрузить в качестве памятника его персидских побед. Но воины, которым это было поручено, дотащили ее до окраин нынешней Аравийской пустыни и бросили у дороги: Позднее лежавшую у дороги плиту нашли римляне и поволокли ее дальше на юг, к форпосту, выстроенному ими на краю пустыни.

Здесь ее укрепили в проеме каменной арки, и она стала служить памятной вехой всем царям и полководцам, притязавшим на право владения бескрайними просторами внутренней Аравии.

И поверх изначальной персидской клинописи стали ложиться все новые и новые письмена; не только греки, римляне, крестоносцы и аббасиды, но и каждый из последующих завоевателей спешил высечь на благородной поверхности камня какие-то слова и тем как бы закрепить в веках свою власть над Arabia Deserta [1].

Последние надписи были английские; несколько наших знаменитых соотечественников запечатлели на воротах свои скромные имена: На них все и кончилось: Это была своего рода заявка Томсона и Смита на Аравию, нужную им если не для себя лично, то для того нефтепровода, который змеей вился вокруг ворот, являя собой чисто английскую дань уважения вековой традиции. Но ворота стояли нерушимо, и сейчас под ними спал человек, который, будучи историком и арабистом, должен был бы считать редкой удачей, что ему посчастливилось увидеть этот памятник, пусть даже подвергшийся осквернению.

Впрочем, он об этом не думал и рассматривал ворота лишь как защиту от колючего зимнего ветра, свирепствовавшего над пустыней.

Он, правда, оглядел их, когда подошел вплотную, но тут же повернулся спиной, улегся поудобнее, подложив под голову снятое с верблюда седло, натянул на лицо край покрывала и заснул. Это можно было истолковать или как полное равнодушие, или, в крайнем случае, как предельную усталость, однако для него самого тут было нечто большее.

В этом движении человека, поворачивающего спину историческому памятнику, сказалась утомленность историей, потеря интереса к любым событиям прошлого, знаменовавшим переход человечества из одного исторического периода в другой, из одной стадии порабощения в другую. Тем более, что этот человек и в мыслях и в снах жил не только постылым прошлым и скучным настоящим.

На нем была арабская одежда, некогда ярко-желтого цвета, а теперь обветшалая и грязная; но сам он явно не был арабом. Отросшая на кирпично-красном лице борода была золотистая и мягкая на вид, густые брови выгорели на солнце, а тот, кому удалось бы заглянуть в глаза, прятавшиеся в тени глубоких орбит, увидел бы, что они голубые и холодные. В этих краях, где людей умеют распознавать с первого взгляда, его часто принимали за сирийца, за стамбульского турка, за египтянина, еврея или какого-нибудь полукровку из Багдада; но англичанин, вглядевшись повнимательнее, признал бы в нем своего — если не англичанина, то шотландца, валлийца или даже ирландца.

Он был невысок и неширок в плечах, но очень гибкий и верткий, с большой не по росту головой и крупным продолговатым лицом. Даже во сне он не давал себе отдыха; чувствовалось, что тело его напряжено и нервы натянуты. Если бы он мог посмотреть со стороны на себя спящего а у него часто являлось такое желание , он сказал бы: Это шло вразрез с душевной непосредственностью вождя кочевников, роль которого он старался играть.

И потому таким сложным и противоречивым было выражение его лица, отражавшее и самоуверенность, и болезненную впечатлительность, и недюжинный ум, и постоянно подавляемую беспокойную чувственность. В году хаксли переезжает в сша,принимает американское подданство,переходит в католичество. Осмеиваябуржуазную демократию, неспособнуюзащищать народные интересы, шоу прибегает кновым сатирическим приемам. Он испытал нафронте тяготы солдатской жизни был сапером,вестовым, видел бессмысленную гибельсолдат, пережил тяжелые бои, обстрелфосгенными снарядами, чудом остался жив.

Они изданыпосмертно в сборниках исследования обумиравшей культуре и дальнейшиеисследования об умирающей культуре Произведениям моэма присущи социальныйпротест, верность высоким моральнымпринципам, глубокий гуманизм,реалистический подход к действительности. Фактическимихозяевами англии стали империалистическиемонополии, а в конце пьесы выступает насцену еще более мощный хозяин- заокеанскийкапитал.

В первый же деньпо приезде он отправился в мавзолей в. Уинтерборнжил, точно в бреду, что бы он ни увидел, чтобы ни услышал, в мозгу отдавалось односмерть, смерть, смерть. После потерянного поколения Джон Олдридж Формат книги: Литература англии и ирландии Великобритания - крупная колониальная держава, после первой мировой.

Критик, выразитель настроений потерянного поколения, духовного смятения,. Джон корнфорд, грессик гиббон, джон соммерфильд, льюис джонс и.