Posted on

Анна субботина книга анины рассказы скачать

Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом. Оплатили, но не знаете что делать дальше? После ознакомления вам будет предложено перейти на сайт правообладателя и приобрести полную версию произведения. Читать ознакомительный фрагмент книги "Анины рассказы" Анны Субботиной. Получить полную легальную копию. Серые пятна истории Автор: Сны Тома Сойера Автор: Тридцатая любовь Марины Автор: Две сестры и Кандинский Автор: Эта сладкая голая сволочь Автор: Тариф на лунный свет Автор: Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю Вставка смайликов Выбор цвета Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера.

Что делать тебе теперь, Хедин Познавший Тьму? Череда загадочных событий потрясает провинциальный Славигорск: И мой муж — монстр. Он богат, жесток и циничен — для него жизнь не….

Далеко в море есть остров, скрывающий древнюю тайну, остров, где льется кровь и царит…. Джеймс — любящий муж и отец, успешный политический деятель. И вот его обвиняют в ужасном…. Что может быть хуже, чем застрять в виртуальном мире? Я рассчитывал немного расслабиться,…. Известный скульптор Светлана Родионова сильно напугана, ведь недавно кто-то прислал ей…. В милиции приказы обсуждать не принято. Контрабандистка, торговка оружием, Императрица Индраны.

Все это неважно, если…. У Корин несчастливый брак, от которого она бы с радостью освободилась, если бы не страх…. А вот разделась я, потому что в карты, есть такая итальянская игра Uno, ему только что проиграла. Я собиралась в этот вечер у него остаться на ночь. Первый раз за семь лет нашего знакомства. Он и теперь иногда — по-отечески — долго и очень нежно целует меня в лоб на прощание. Я слышала, что когда он заказывает девочек, то любит групповуху и грубый секс, но ни за что в это не поверю.

Проверить, видно, не дано. Меня зовут Марьяна, Марьяна Пименова. Родители дали мне странное имя, хорошо, что фамилия не привлекала ко мне в детстве столько внимания… Я красивая, и считается, что пользуюсь успехом у мужчин. Мне самой так кажется далеко не всегда. Но я уверена, что красивым женщинам в этой жизни предоставляется больше шансов, чем некрасивым. А потому последние не могут и не должны судить первых. История, которую я хочу рассказать, началась с развода. Не поверите, сколько удивительных диагнозов ставят врачи как результат стресса, спровоцированного разводом.

С моего развода я начала новый отсчет времени. Однако моим подругам казалось по-другому. Я уже давно заметила, что люди, пребывающие в состоянии более или менее устойчивого брака, постоянно пытаются затащить в него всех, кого встречают на своем пути.

Что уж говорить о лучших подругах…. Чудо каким теплым выдалось это 10 апреля. Она проникновенно заглядывает мне в глаза:. Я в очередной раз торможу с ответом. Лена моя ровесница, успевшая к моему возрасту обзавестись двумя детьми от разных мужей. Естественно, называл он ее так только за глаза. Лена не работала, и когда она не была озабочена проблемами с детьми и моим личным счастьем, то предъявляла к мужу груду претензий. Я смотрела на черную, довольно элегантную широкополую шляпу, вероятно из итальянской соломки, последнее приобретение Лены, и думала, что не знаю, что такое счастье.

А потому не представляю себе, чего же я на самом деле должна хотеть. Настрой подруги был боевым, и я внутренне поежилась. Постель и планы на выходные, которые отныне ни с кем не надо было делить, вот уже несколько месяцев наполняли меня ощущением полета. Мужчины за соседним столом уже минут пятнадцать подавали недвусмысленные знаки внимания, и наконец к нам подплыл официант с довольной улыбкой:.

Я прочла вслух, изо всех сил стараясь сдерживать смех:. За рулем, на обратной дороге, я позволила себе улыбнуться. Тоже не особенно люблю этот новомодный Nectar, очень уж напоминает по вкусу Asti Martini из босоногого детства, но все равно приятно.

Вернувшись на дачу на Ильинском шоссе, которую я впервые снимала совсем одна, я устроилась у камина и задумалась. В самом что ни на есть плачевном состоянии, по итогам пятилетних неудавшихся отношений с мужем, находилась моя карьера. И вот это мне приносит настоящее не скажу несчастье, но очевидный дискомфорт. Диплом газетного отделения журфака МГУ, а также наличие удостоверения штатного сотрудника не особенно популярной столичной газеты особых вариантов не оставляли.

Надо было срочно отыскать и устроиться в издание популярное. Ни малейших представлений о том, как это сделать, я не имела. Предыдущий опыт моих сношений с внешним миром ограничивался навыками турменеджера я подыскивала маршруты для нашей семейной пары и общалась с турагентами , хорошей ориентацией в модных распродажах Москвы, Милана и Парижа, ну и чуть-чуть от домашнего доктора-психотерапевта. На этой мысли язычок пламени разгоревшегося камина, как мне показалось, мстительно взмыл вверх в опасной близости от моего колена.

Все мои подружки, которые разводятся, потом обязательно жалеют. Поедем развеешься с нами на Сардинию на майские. Я новую лодку на воду спускаю. Он не был женат никогда и, по утверждению близких друзей, никогда этого не сделает.

Что похоже на правду. Наш с ним непродолжительный роман датировался десятилетней давностью, и, несмотря на то что инициировала расставание именно я, на прощание он заявил: Обещание это до последнего момента действительно сдерживал, появляясь в моей жизни каждый раз после очередного расставания с любимым человеком.

И помогая, надо заметить, совершенно бескорыстно, то есть без намека на секс. На Сардинию мы, как приличные, вылетали из терминала Д Шереметьево-3 1 мая. Вылет задерживался из-за новой пассии Марата, очередной Мисс России, которая перепутала аэропорты и теперь стремилась к нам через весь перекрытый из-за праздничных демонстраций город из Домодедово.

В этот раз Марат свою красавицу не бросил. Это произошло годом позже, хотя к моей истории это не имеет никакого отношения. К ночи мы попали в свои номера в одном из самых фешенебельных отелей курорта, Cala di Volpe. Анна Субботина - Анины рассказы Здесь можно скачать бесплатно "Анна Субботина - Анины рассказы" в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Ru ЛибФокс или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

Posted on

Е.а.пермяк рассказы и сказки

Маляр с золотой медалью. Семьсот семьдесят семь мастеров. Маркел-Самодел и его дети. Для чего руки нужны. Про нос и язык. Про торопливую Куницу и терпеливую Синицу.

Про Силу и Правду. На все цвета радуги. Луна, Лужица и Бельмо на вороньем глазу. Сказка о большом колоколе. Семь королей и одна королева. Лермонтов Михаил Пришвин Чарская Л. Джек Лондон Гоголь Н. Стихи про Зиму М. Сказки Пушкина Одоевский В. Братья Гримм Салтыков-Щедрин М. Русские народные Даль В.

Пляцковский Джанни Родари Сутеев В. Сладков Оскар Уайльд Л. Сказки для малышей Евгений Пермяк Феликс Зальтен. Бемби Софья Прокофьева Гаршин Всеволод. Ну, и стольники-престольники, дьяки думные тоже под стать ему недоумками слыли. А народ в этой стороне на редкость был дошлый.

Много в народе мастеров было разные разности придумывать, хоть, к примеру, Фоку того же взять… О нем и сказка. У дедушки Гордея легкая работа была. Он из раковин пуговицы высекал. При дедушке дотошный паренек-сирота Сергунька за родного внука жил. Все-то ему знать надо, до сути дойти. Как-то понадобилось Сергуньке обутки, одежку справить. Один раз в сто лет, в ночь под Новый год, самый добрый из всех самых добрых стариков, Дед Мороз, приносит семь волшебных красок.

Этими красками можно нарисовать все, что захочешь, и нарисованное оживет. Умер старик и оставил сыновьям наследство: Стал старший сын своим домом жить, средний — молоком торговать, а младший — топором хлеб-соль добывать да песни распевать. У деда внук был. Не ахти какой самоцвет — парень и парень.

Только старик очень внука любил. И как не любить, когда он — дедушкин портрет, бабушкина улыбка, сыновняя кровь, невесткина бровь и ее же румянец. Маляр с золотой медалью.

Были у маляра Корнея четыре сына: Иван, Степан, Василий и Петя. Пришло время Пете ремесло выбирать. Как-то царь в Вятке губернатора сменил. У одной вдовы сын рос. Да такой пригожий, даже соседи налюбоваться на него не могли. А про мать и говорить нечего. Рукой-ногой ему шевельнуть не дает.

Все сама да сама. Дрова-воду носит, пашет-жнет-косит, на стороне работенку прихватывает — лаковые сапоги да звонкую гармонь сыну зарабатывает. Маркел-Самодел и его дети. Давнее давнего это было. Жил в те незапамятные времена Маркел-Самодел.

Пашню пахал, железо ковал. Домницы ставил, руду в них плавил. Рыбу ловил, на охоту ходил. Семьсот семьдесят семь мастеров. На лесной опушке, в небольшой деревушке жил Ваня. Дурачком он не был, но и умником не слыл. Пришло Ване время за дело браться — мастерство по сердцу выбирать. А какое мастерство ему по сердцу, он не знает. Тогда ему отец говорит Три сына при отце жили. Земли у отца было мало.

Одну десятину на троих не разделишь. Да и одну лошадь тоже натрое не раздерешь. Вот и придумали братья ремеслами промышлять.

Без отца Тиша рос, в бедности. Ни кола, ни двора, ни курицы. Только клин отцовской земли остался.

Posted on

Эксби девочка алиса рассказ

Как же здорово без одежды!!! Повинуясь её рукам я пододвинулась к Лереному лицу и практически уселась на него. Про себя не веря что это происходит со мной! Вскрикнув, когда её губы и язычок принялись умело ласкать мою киску, я шумно задышала и постанывая стала наслаждаться самым лучшим чувством на земле!!! Через минуту я снова готова была кончить, я тихо сказала ей об этом, но она только участила темп и вот я уже бьясь в новом экстазе, фонтанировала ей прямо на лицо и в рот, а она только улыбалась и довольно жмурилась.

Мне было слегка неловко за это, но только слегка, потому что в целом мне это нравилось безумно! Только хотелось бы это в более удобном месте делать!!! Я сказала ей об этом, едва поняла, что она не собирается останавливаться.

С трудом прервав вновь начавшиеся ласки, я попросила — Едем ко мне!! А кстати, что с собеседованием то? Я же всё проворонила с утра!

А утром мы догадались, что не можешь ты, хи-хи-хи, я тебе ночью устрою, когда останешься у меня сегодня. Всю дорогу до Лёвы, там мы забрали сумочку с платьем-рубашкой и главное деньгами! В моей ситуации стесняться Леру было уже совершенно глупо, да и мокрое платье надевать как то не хотелось.

Перед магазином правда я оделась, в рубашку. Хотя Лера была за то чтобы я этого не делала и мы ещё пару минут шутя дрались за эту рубашку, она всё никак не давала мне её надеть, а потом застегнуть.

В итоге я выскочила в распахнутой и застёгивалась уже на улице под ошарашенные взгляды случайных прохожих и мои горящие от смущения щёки. Но иначе, наверное, не вылезла бы никак! Сама то Лера осталась в машине, потому что она была от меня вся в мокрых пятнах, а я бегом купила такие же как у меня простые черные лосины и лифчик и вернулась к машине.

Домой я снова ехала полностью голой — Лера настояла. И мне это, хи-хи, нравилось!!! Особенно нравилось когда мы целовались на светофорах, а Лерина рука в это время пристраивалась к моей киски. Нас разлепляло только бибиканье машин сзади.

А если будешь работать на Лёву, то я обещаю, скоро сама себе квартиру купишь. А что я буду делать, а? Это… это случайно не проституция?!!! Если да то я заранее говорю нет. Я не такая, как бы не выглядело… ла. Но подробностей больше не будет.

На прощанье мы снова минут на пять слились в поцелуе, а Лерина рука за это время снова забралась ко мне в лосины и к моей радости снова стала неспешно ласкать киску.

Да, как же мне нравилось, как она это делает! Я непроизвольно стала помогать ей телом и вот уже перестала отвечать на поцелуи, сосредоточившись на киске. А ещё снова захотелось раздеться, потому что голышом это делать в два раза приятнее, ну или хотя надо было освободить киску, и Лера это сразу поняла по моим скромным попыткам оттянуть лосины от себя, чтобы ей было свободнее.

И тогда мы отстранившись, вдвоем спустили их до самых босоножек и я сразу же развалившись на сиденье и раздвинув ножки задрала рубашку повыше, нескромно приглашая Леру продолжить. Она, положив голову на подлокотник и улыбаясь, продолжила. Ах, что за пальчики у неё, как же классно она это делает!!! Руками я пыталась добраться до замурованных лифчиком грудок: В итоге просто поласкала сосочки пальчиком.

Оргазм от чужих ласк подошёл снова ожидаемо быстро и я с трудом сдержалась чтобы не довести его до конца, ухватив удивлённую Леру за руку. Отдышавшись и молча натянув лосины я помахала ей рукой и вылезла из машины. Поздоровалась и обнялась со всеми. А переоденусь, а то в лосинах там жарко! Забежав в комнату, я бегом сбросила с себя всё, кроме лифчика, сожалея что нельзя без него, натянула юбочку, ту мини, черную плессированную, которую якобы купила, а на самом деле взяла у Машки. Надеть я её решила ещё для того, чтобы побесить мамку, и порадовать Сашку, потому что такой он меня ещё не видел!

Наверх я надела топик-маечку. Вдруг засомневалась, а надевать ли трусики? Но быстро отогнала эти мысли и всё таки надела, из-за мамки. И выйдя в коридор, надела шлёпки, а то от каблуков уже ноги устали пипец! Не слушай её Алисонька, тебе идёт, даже Саша. На улице мы с Сашкой шли позади наших мамок и весело, потому что с ним иначе нельзя, общались. Я ржала от его шуточек, периодически забывая поправлять задиравшуюся от ветра юбку.

А что такого, я же в трусиках, главное чтобы мамки не спалила, но они не оборачивались! Саша реагировал на это удивлённо, мол, ещё вчера я стеснялась и боялась всего на свете. И тогда я взяла и рассказала ему несколько эпизодов, что со мой случились за последние деньки, конечно же приукрасив немножко. Но было видно, что он не сильно поверил. Мысль так сделать показалась очень-приочень возбуждающей, и я даже сбавила шаг, чтобы в любой момент по-быстрому спустить их, но подумав, я всё же не стала этого делать, потому что могли докопаться и поднять шум.

Ладно, может в другом месте. Дошли до автобусной остановки и скучковавшись стали ждать автобус, здесь я конечно же держала юбку двумя руками, на что мама только зло хмыкала.

Я да и Сашка всю дорогу пропялились на очень симпатичную девушку, с длинными ногами и тоже в топике и очень короткой юбочке. Я даже офигела сначала, но потом увидела, что из под топика явно торчали лямки купальника, значит ехала на пляж, эх, а я то когда уже туда доберусь?

Заговорила с ним про пляж и про желание позагорать голышом. Кстати, классный пляж был в том посёлке, где жили тётя Галя с Сашей. Песчаный и без таких толп народа как на городском. И тогда я решительно предложила Сашке приехать вот прямо завтра к нему и сходить на этот пляж. Блин, всё равно ведь не верит! Мне снова захотелось снять трусики, но здесь это тоже бы не вышло из-за людей. Да и уже наша остановка! Ветер на набережной был ещё более сильным. Блин, что то я не подумала, что будет такой пипец.

Юбка чуть что поднималась очень высоко и я очень часто просто держала её с боков внизу обоими руками, чувствуя себя полной дурой. Хорошо мамы также отдельно от нас шли впереди, а мы чуть поодаль сзади. Да-а, без трусиков было бы очень весело! Так мы дошли до аттракционов. К счастью, наши мамы отказались и пошли гулять дальше. Наконец то без них побудем. Мы встали в небольшую очередь в кассу, где я наконец перестала заморачиваться с юбкой, отпустив её.

Первый же порыв ветра задрал её показав очереди, а главное Сашке, всё что под ней! По очереди прошелся шопоток, особенно среди молодых парнишек. Да, да, пяльтесь, пока я добрая: Показали контролёру, который проводил нас к люлькам и помог забраться. Уснула, наверное, только под утро, и проснулась только часов в десять от истошно вопящего телефона и пытающейся мне что то сказать мамки.

С трудом понимая, что происходит, я уселась, уставившись на телефон и на мамку. Я даже забыла что я совсем голая, на что тут же обратила внимания мамка и истерически об этом завопила.

Блин, прикрывшись одеялом, я ответила на звонок. Ну иди голая, ты видимо очень этого хочешь, да? Мозги тебе вправлять… Подробно описывать весь процесс вправления, хи-хи, мозгов я не стану, потому что мы часа два у этого психолога проторчали и проболтали, скажу в вкратце — вышла я абсолютно растерянная. Ну-у, то что этот психолог Игорь Алексеевич мамки в уши так нажужжал про меня и мои выходки правдоподобно, что я сама поверила, что так и надо: Но то, что произошло с ним наедине, меня немного встревожило… — Алис, этот разговор только между нами, так что не волнуйся, мама ничего не узнает, если ты сама конечно не захочешь — Он налил себе чаю и предложил мне, я попросила воды.

Хм, как приятно вдруг стало в киске. Видно было что она по настоящему перевозбуждена и хотела только одного!!! И это видео было тоже в таком отличном качестве, что даже без света всё выглядело очень красиво и здоровско.

Я поражённая непроизвольно аж рот открыла и заёрзала от нахлынувшего возбуждения. Блин, если бы киска не была спрятана в лосины, я бы наверное её начала бы ласкать прямо тут — так меня колбасило!!! Кстати вдруг стало невыносимо жарко, и я сказав об этом, попросила воды — Да жарковато, но если хочешь, можешь раздеться. Сбросив шлёпки, я совсем стянула лосины и положив их на диван, с наслаждением заёрзала голой и очень мокрой киской по кожи дивана, да-а-а-а!!!

Интересно, а платье можно снять? Остатки разума спросили меня, а зачем? Блин, ну не знаю я, просто очень хотелось и я затеребив подол только вопросительно посмотрела на Игоря Алексеевича, а он лишь кивнул.

Не знаю как это произошло, но через пять минут я уже полностью голая и до предела возбуждённая сидела верхом на бархатной подушечке и наслаждаясь отличным видео и представляя себя на месте героине, ёрзала по ней киской, помогая даже пальчиками, в общем всеми силами пыталась приблизить отчего то всё никак не наступающий оргазм.

М-м-м, боже, ну почему?!!! На видео сменился кадр, сидящий рядом парень вдруг расстегнул ширинку и достал оттуда свой член, девушка, увидев это мгновенно схватила его своими ручками и забыв про свой вибратор принялась с безумством его сосать. Офигеть, как же я вдруг захотела туда к ним, бли-и-ин, я поняла что тоже очень хочу пососать настоящий мужской член! И если бы я его вдруг увидела, то В надежде посмотрев на Игоря Алексеевича, я сексуально облизнула пересохшие губы, может он… но он стоял как и раньше, облокотившись на книжный шкаф и только внимательно наблюдал.

И тут я вспомнила, что у меня в сумочке то же есть член, хоть и не настоящий, но всё равно!!! Быстро соскочив с дивана я схватила сумку и вытащив его оттуда уселась прямо на пол и с наслаждением стала его сосать, хотя он даже в рот мне не помещался, но я очень старалась. Игорь Алексеевич оторопело смотрел на меня выпучив глаза, хи-хи-хи, захихикала я не отрываясь ртом от члена, а рукой от киски, хи-хи, такое у него лицо смешное было!!!

Прямо до истерики, я не могла понять, но теперь мне хотелось ржать. Подбежавший Игорь Алексеевич только цыкал на меня и подносил палец к губам. А я кивала и ржала дальше. Пока, обессиленная, не улеглась на пол и не вырубилась… Во сне я голышом ходила по какому то безумно красивому и яркому зелёному лесу, кругом порхали какие то бабочки, птички и сказочные существа непонятные, но меня они не смущали и я радостная шла сквозь деревья, пока вдруг не вышла к речке, там из неё пил воду настоящий единорог, он был таким ослепительно белым, что я даже защурилась.

Я подошла к нему и дотронулась до него, наощупь он был таким кожаным, ну прямо как диван, в ответ он поднял голову и серьёзно посмотрев на меня сквозь очки сказал. Это было как оплеуха. Я ажно испариной покрылась от накатившего ужаса. Да ну на фиг!!! Я нервно сглотнула и испуганно посмотрев на психолога, зачем то заплакала.

Чувства успокаивались, ну кроме возбуждения, оно прямо так же будоражило всё тело. Вон Настя — девочка на видео, у неё точно такая же ситуация, так что не волнуйся и главное не комплексуй. Любой негатив, загнанный в себя, вернётся вдвойне.

Я имею ввиду, что возможны разные, как психические, так и физические расстройства. В смысле, я хотела сказать, ну-у… — Я понял, а это ты у Леры спросишь… Одевшись и позвав маму я больше ничего не говорила и почти не слушала, голова вообще была какой то пустой. На автомате добралась до дому, мамка тоже была на редкость молчаливой. Отошла я от этой психической консультации кстати я так поняла не последней только на лавочке во дворе. И теперь голова теперь шла крУгом от двух вопросов: Почему я себя так повела безбашенно и почему сейчас я чувствовала себя как с похмелья, а при этом возбуждение так и не сошло?

Уж не подсыпал ли он мне что то в воду? Что за девушка порно-актриса Настя, которую знает Лера и уж не такая ли работа предстоит и мне? От последнего вопроса я сперва жутко испугалась, но потом… Нет, правда, я — порно-актриса?!

Меня что, будут трахать и снимать восемь часов в день? Едва я представила эту картину, как возбуждение нахлынуло с такой новой силой, что киска просто уже потекла ручьём, бли-и-ин, рука непроизвольно оказалась между ножек и стала гладить её сквозь ткань лосин. Всё, я хочу кончить! Вот прямо здесь и сейчас! И пофиг, что вокруг был народ, и даже вон метрах в десяти мамы с детьми ходили бабки сидели, но разве не об этом я вчера мечтала?

Правда я думала, что буду раздета посильнее, хм, а что мне мешало? Я обернулась, сзади народу не было, там был забор и лесок, и тогда я попробовала чуть-чуть стянуть лосины с попы и сделала это быстренько без особого труда, ну то есть без стыда.

Потянула дальше, чувствуя, как освобождается киска, м-м-м, глаза просто пеленой застлало от возбуждения, ну-ка ещё дальше и вот уже я голой киской прикоснулась к лавочке и… не-е-ет… о-о-о… да-а-а-а!!! Оргазм сотряс моё тело, а я всхлипывая, продолжала стягивать лосины, блин, как же классно!!!

Одновременно с оргазмом я изображая неуклюжесть, опрокинула себе на низ футболки полный бокал шампанского! Бокал упал на коленки, там я его с трудом поймала. Шампанское залило как раз низ футболки, ноги, стул и киску!!! Из за слабости я не могла пошевелиться, хотя надо было сейчас вскакивать и вытирать футболку. Но ,блин, какой же он долгий! Плохо соображая, я отодвинулась вместе со стулом от стола, при этом всё ещё кончая!!!

Киска ещё фонтанировала, а мне уже надо было вставать. Сладкая истома всё ещё не отпускала меня и мне дико хотелось поласкать киску, чтобы завершить. А что мне мешает? Тут же меня вроде никто не видит? Не соображая, что делаю, я прислонившись разгоряченным лицом к холодной стенке и раздвинув немного пошире свои длинные ножки залезала пальчиком в киску и стала ласкать клитор.

Я чуть не вскрикнула. Тут же оргазм номер два сотряс меня, я всхлипывая даже заплакала от радости. По ногам снова потекло, я не останавливаясь гладила киску брызгаясь на футболку и на стену. Ноги подгибались и захотелось упасть и продолжить уже лёжа… Но он закончился. Я отдышалась и встала нормально, выпустила из туалета парня, удивлённо уставившегося на меня и мою мокрую футболку. Я просто сошла с ума!!! Включив воду, я набрала полные ладошки и вылила всю воду на себя.

На свои маленькие грудки с торчащими возбужденными сосочками и животик. Так сделала несколько раз. Блин, был бы тут душ: Вымыла получается почти всю себя, при этом когда мыла, конечно же сразу возбудилась. Потеребила сосочки, потрогала киску. М-м-м, она уже была снова не против ласк и я сразу дала ей их. И я хочу это делать почаще. Кстати ещё сегодня утром я поняла, что уже хочу как то разнообразить свои обычные ласки, я вчера изучила какие бывают секс-игрушки и мне прямо теперь не терпелось попробовать что-нибудь на себе: Киска увлажнилась, я продолжила ласки присев на корточки, а ещё через полминутки устав, уселась прямо на мокрый пол к стене и раздвинув ножки продолжила свои ласки, представляя как сейчас трахаю себя каким-нибудь вибратором.

Надо было уже закругляться, я уже тут была неприлично долго, но я не могла остановиться, перед глазами стоял тот ОРГАЗМ!!! Пересилив себя я вытерлась бумажными салфетками из автомата, оделась и вышла. На меня смотрели со всех сторон и мне стало так стыдно, что подойдя к нашему столику я попросилась уйти совсем.

Меня конечно успокоили, что всё нормально, но мы всё равно уехали. Поднимаясь в квартиру, я зашла к Машке. Она долго не открывала и я уже хотела уйти, как дверь открылась. У меня папка жениться, прикинь! Весь час я пролазила в интернете и насмотрелась таких платьев, что киска от возбуждения и предвкушения текла просто безостановочно ручьём. Настолько сексуальные и откровенные, что просто ужас! Неужели в таких ходят? Мне хотелось быть завтра в каком-нибудь из таких… Машка через час не смогла, и через два, и через четыре.

День пропал коту под хвост. Мы словились только вечером. За это время я оббежала полгорода в поисках платья но за тыщу, что у меня была, ничего нормального, конечно же, не нашла… Показала Машке картинку с девушкой в том платье, которое я хочу, с небольшими исправлениями, Машка сказала что вообще фигня и к утру всё успеет.

Сняв с меня мерки мы разошлись по домам. Я ей доверяла, но всё равно было страшновато… Ночь была бессонной от волнения: Я проснулась ни свет ни заря и всё утро проласкалась просто до одурения. Киска уже просто, чуть что, бежала ручьём от незаконченных ласк.

С семи до восьми я изводила себя как могла, но к девяти я уже была собрана и готова к выходу. Мамке объяснила всё тем, что мы с девчонками из класса поехали на карьер он за городом загорать на целый день.

Туда меня она всегда отпускала. Без пяти девять я, собранная типа на пляж, вышла из квартиры и спустившись к Машкиной двери позвонила сначала в такси на автобусе ехать был точно не вариант , а потом Машке на мобильник. Я заранее сняла джинсы, топик и лифчик, которые напялила не себя чтобы без проблем выйти из дома, оставшись лишь в серебристых босоножках на высоком каблуке.

Все вещи убрала в пляжную сумку, которую я отдала Машке в обмен на маленький свёрточек с платьем. Машка подмигнув мне закрыла дверь, а я трясущимися от нетерпения руками развернула сверток и разложила платьишко и трусики из того же кстати материала, обычные, не стринги. Надела с трудом, очень уж обтягивающее оно было.

Натянув до талии и вообще испугалась, что всё! Топик какой то а не платье получился: Натянув его максимально на бедра с ужасом поняла, что оно едва прикрывает попу. А собрав его как оно должно быть, в складочку, с ещё большим ужасом обнаружила, что край попы вообще остался не прикрытым. Ну Машка — коза!!! Как она могла так ошибиться!!! Ну и как я интересно в таком пойду?!

Взяла трусики, стала надевать, но кое-как натянув на бёдра остановилась, потому что тоненькая резинка тянулась с трудом, того гляди лопнет, плюс такие маленькие были, что я не представляла как в них вообще находиться!!! Хотелось их снять, но идти без трусов?! На свадьбу к папе!!! Я всё таки натянула их на место. Жесть, как же всё неудобно. Попробовала присесть на корточки! Трусики впились в киску и бедра.

Posted on

Садриддин айни. повести и рассказы айни садриддин

Аммо шарм медорам, ки ташаккур кунам. Айни, языковед Рахим Хошим, в воспоминаниях писал: У нас до сих пор нет такой доступной и ясной по мысли книги, чтоб молодые могли по ней учиться писать. Устод подумал и медленно произнес: Тема эта достойна хорошего романа, нужного и полезного.

Почему бы ее не использовать молодым? Председателем был узбекский писатель покойный Шокир Сулаймонов. Он жил в новом городе. Однажды, это было зимой, Шокир-ака мне сказал: Нам надо сходить к нему домой, поговорить. Живем-то в одном городе… Мы направились в старый город. Устод сидел в большой гостиной, протянув ноги к сандали, и работал. Мы тоже присели и протянули ноги к огню. Помолчав некоторое время, Шокир-ака сказал: Домулло тяжко вздохнул и ответил: Вы двадцать лет живете в благоустроенных домах с печкой и отоплением, что же написали вы?

Шокир-ака покраснел и долго извинялся. Одного товарища послали пригласить в гости устода Айни. Мы ему наказали узнать, сможет ли устод приехать на лошади, если нет — то надо будет заказать фаэтон. Оказывается, когда наш посыльный заикнулся о фаэтоне, устод засмеялся и сказал: Те если и сядут, то потом не смогут сами сойти.

Мы вдвоем поедем на твоей лошади: Так они вдвоем и въехали к нам во двор и на одной лошади. Мой отец я дядя, правда неграмотные, знали, как принять дорогого гостя: Я прислуживал гостям и поэтому долго не смог сидеть за одним столом с устодом. Я был на кухне, возился с чайником, слышу: Устод попросил моего отца повторить свои слова.

Устод, довольный, посмеивался и говорил всем окружающим: В этот вечер я дважды слышал отзывы про устода: Я хорошо понимал дядю — ведь он на своем долгом веку видел очень многих знатных, брезговавших соседством людей простого звания… АЙНИ Ю.

Шумо дар ин сафар чизи навиштагиатонро ба ман мехонед. Домулло дар президиум, пушташро ба стул такя дода, ором менишинад. Шояд аспхонаи амир аз китобхонаи вай ободтар буд Мо аз дарвозаи мадраса даромада ба дасти рост баргаштем. Зина торик ва печдарпеч буд. Падараш вафот карда будааст. Мошинсавор рафтем ба Рометан. Чизи дар китобхонаи ба номи ибни Сино наёфтаамонро мо аз китобхонаи шахсии котиби райком ёфтем: Попаданка в академии драконов-1 СИ. Чудовище моей мечты СИ. Посмотрим, кто кого СИ.

Химия без прикрас СИ. Мой ненастоящий муж СИ. Невеста по вызову, или Похищение в особо крупном размере СИ. Дарственная на любовь СИ. Сведи меня с ума СИ. Провинциалка для сноба СИ. Блондинки тоже не промах СИ.

Душа в наследство СИ. При использовании текстов библиотеки ссылка обязательна: Книги автора Садриддин Айни. Бухарские палачи - Садриддин Айни. Восстание Муканны - Садриддин Айни. Рабы - Садриддин Айни. Смерть ростовщика - Садриддин Айни. Историческая проза Текст воспроизведен по изданию: Популярные книги за неделю. Даже пирог попробовать не дали, ироды. Участник вскрытия гробницы Тамерлана г. Айни, Садриддин Другие книги схожей тематики: Собрание сочинений в шести томах.

Том 3 В третий том Собрания сочинений С. Айни включены его лучшие повести, рассказы и стихи. Собрание сочинений в 6 томах Подробнее Расположена в центральной и северной частях Средней Азии. Развивается на узбекском яз. В устно поэтическом творчестве большое место занимают сказки:

Posted on

Рассказ несмышленыши ф абрамова

Коршун накрыл своего сына крылом. Кто здесь считает что это неправда, отвоевывать их у смерти? Под этот вой, а ведь это дело выбора конкретного человека - как провести свой досуг и что посмотреть в свободную минуту, чудом попавшего в наши дни и оказавшегося в компании школьников.

Posted on

Пасхальное утро и другие донские рассказы скачать

В художественную форму облечены события, происходившие на самом деле. Электронная fb2-библиотека Поиск на сайте: Дизайн, рукоделие, хобби Мода, красота Кулинария Боевые искусства Самооборона. Выживание Афоризмы и цитаты Кинороманы Фантастика Автотранспорт Предпринимательство, торговля Детские сказки, мифы и басни Детские журналы Информационные технологии Компьютерная безопасность Искусство и культура Религия Красота, здоровье, секс Народная медицина Научная и научно-популярная литература Философия Тайны и таинственные явления Популярные справочники Cambridge University Press.

Посетители, находящиеся в группе Гости , имеют ряд ограничений на скачивание книг. После регистрации будут доступны все ссылки для скачивания, а также скрыта реклама на сайте.

Посетители, находящиеся в группе Гости , не могут оставлять комментарии к данной публикаци. Дизайн, рукоделие, хобби Мода, красота Кулинария Боевые искусства Самооборона. Выживание Афоризмы и цитаты Кинороманы Фантастика Автотранспорт Предпринимательство, торговля Детские сказки, мифы и басни Детские журналы Информационные технологии Компьютерная безопасность Искусство и культура Религия Красота, здоровье, секс Народная медицина Научная и научно-популярная литература

Posted on

Турецкий ад рассказ

Археологи проводили раскопки в области, где было обнаружено большое количество древних руин. Строения, вероятно, разрушило землетрясение. На территории раскопок была найдена полуколонна с надписями, посвященными богу потустороннего мира. К самой пещере могли приближаться только жрецы. Во время раскопок мы смогли наблюдать доказательства смертельных свойств этой пещеры.

По его словам, это место широко использовалось для совершения обрядов. Паломники набирали воду в бассейне около храма, спали у входа в пещеру, и во время сна к ним приходили ведения и пророчества. По мнению археологов, ядовитые пары, которые поднимались из глубины грунтовых вод Иераполиса, вызвали галлюцинации.

Мост стал самым проятженным в России: История мостостроения в Европе уходит Борьба за Анатолию перерастает в борьбу за самостоятельность Турции. Наиболее активная часть литераторов присоединяется к Анатолийскому центру. Многие писатели принимали участие в национально-освободительной войне, которая имела широкий отклик в литературе после установления Турецкой республики в Писательница Халиде Эдиб Адывар — была активным деятелем пантюркистского движения, депутатом менджлиса.

В своих известных романах Огненная рубашка , Убейте блудницу она описывала перипетии человеческих судеб и любви на фоне национально-освободительной войны, зверств оккупантов, интриг предателей и т. Романист и драматург Решад Нури Гюнтекин — , прославившийся романом Птичка певчая о злоключениях молодой учительницы в анатолийском селе, также писал о событиях национально-освободительной войны роман Зеленая ночь , пьеса Трагедия одной ночи и о том, как сложно осуществить высокие мечты и следовать представлениям о чести в капиталистическом мире романы Клеймо, Листопад, рассказ Жалейте.

В начале лидер младотурецкой революции Кемаль Ататюрк принял участие в конгрессе тюркологов в Баку, на котором прозвучало требование создания алфавита для тюркских языков на основе латинского. С для турецкого языка стал использоваться вариант латинского шрифта, в разработке которого Ататюрк принимал участие. Основой нового написания слов, как и для общей реформы языка, послужил стамбульский диалект. В было создано государственное Turk Dil Kurumu Общество турецкого языка , которое должно было заниматься ретюркизацией и модернизацией турецкого языка.

Этот процесс продолжается и по сей день, так как в турецком языке можно встретить слова не только персидско-арабского происхождения, но и европейского, в первую очередь французского, появившиеся в 20 в. После в турецкие писатели и литераторы серьезно размышляли над проблемой будущего Турции — по какому пути она пойдет после Кемалистской революции.

Первый путь — это национальное единение, при котором, как предполагалось, сами собой снимутся основные классовые противоречия, а усилия нужно будет сосредоточить на образовании и повышении общего культурного уровня народа, преодолении косности и реакционных настроений и традиций.

Наиболее близки к этой позиции были Садри Эртем — , автор первого в турецкой литературе реалистического социально-исторического романа Когда останавливаются прялки — о бунтах турецких кустарей второй половины 19 в. В своей повести Юсуф из Куюджака и сборнике новелл Стеклянный дворец Сабахаттин Али показывает, как формируется у простого человеке протест против существующего положения вещей и он приходит к пониманию необходимости революционной борьбы.

Тема судьбы человека в капиталистическом обществе затрагивается и в пьесах Назыма Хикмета Рана , Забытый человек и Мусаинзаде Джеляля Сельма Наиболее яркой фигурой среди писателей, убежденных сторонников революционных преобразований был Назым Хикмет Ран. Его творчество и путь борьбы за осуществление своих идеалов привели его впоследствии к политической эмиграции в Советский Союз.

Он был одним из наиболее смелых реформаторов турецкой литературы — вводил в поэзию авангардные, диссонансные ритмы, верлибр, которые он воспринял у русских авангардистов — Маяковского и др. Он и сегодня считается главой целого поэтического направления в турецкой литературе.

Ораторская манера письма и патетичность, характерные для раннего периода его творчества, позже уступили место глубокой лиричности. Существует немало песен, написанных на стихи Хикмета. Его жизненному пути посвящены книги, исследования, воспоминания. Произведения Хикмета переведены на многие языки мира, пьесы идут в театрах Европы, Америки и Азии.

Ближе к началу Второй мировой войны в Турции активизируются агрессивные националистические настроения, разворачивают свою деятельность всевозможные пантюркистские общества.

Передовые писатели призывают к борьбе с фашизмом — в романе Дьявол внутри нас Сабахаттин Али рассказывает о судьбах турецкой интеллигенции, дает выразительные портреты ярых приверженцев пантюркистских идей и турецких фашистов.

В то время, когда турецкое общество было парализовано надвигающимися событиями, трое поэтов — Орхан Вели Канык — , Мелих Джевдет Андай р.

Они призывают сделать героем поэзии человека труда, писать общедоступным языком города и деревни, отказаться от рифмы и размера. Такой подход, как и творчество Назыма Хикмета, определили поиски турецкой литературы послевоенного периода.

Опыт Второй мировой войны в очередной раз вызвал полемику вокруг вопроса о понимании национально-освободительной борьбы. В тюрьме в — Назым Хикмет пишет эпопею Дестан об освободительной борьбе , сопроводив его переводом работы В. Ленина О национальной гордости великороссов. Этой же теме посвящены романы Кемаля Тахира — Люди плененного города и Уставший боец В конце х — начале х в турецкой литературе появляется новый герой — интеллигент, уехавший в деревню помогать крестьянам противостоять диктату помещиков и духовенства.

Обычно такие герои терпят поражение в неравной схватке, но семена, брошенные ими в народное сознание, как предполагалось авторами, должны дать впоследствии хорошие всходы. Этой теме посвящены романы Записки сельского учителя и Наша деревня Махмуда Макала р. В турецкой поэзии х прослеживались две тенденции: Однако уже в творчестве писателей поколения —х все отчетливей звучит тема ответственности за судьбу страны, за решение узловых проблем политики и экономики — безработицы, религиозного фанатизма, земельного вопроса Эрдал Оз, Бекир Йылдыз, Мехмет Сеида, Музаффер Буйрукчу, Тарык Дурсун, Кемаль Биль-башар — , Мухтар Керюкчю, Яшар Кемаль, Самим Коджагез и др.

Популярен в Турции Азиз Несин, в чьих остросатирических произведениях описаны уродливые общественные отношения. В начале х стала активно развиваться драматургия, содержащая острую критику турецкой бюрократии — пьесы Виновные Четина Алтана, Государство — это я Бильгинера, Килограмм чести Эрдурана, Спаситель родины Халдуна Танера и др.

Впервые в турецкой драматургии была поставлена в духе театра Брехта Сказка об Али из Кешана Танера. Большой популярностью пользуются пьесы Назыма Хикмета, а также пьесы русских и советских драматургов. Начиная с 19 в. Наиболее известен на Западе современный турецкий романист Орхан Памук р. От такой удачи, когда он на совершенно пустой улице вдруг завидел двух праздно шатающихся туристов, турок стал захлебываться в собственных словах, не договаривая предложения до конца и перебиваясь с одной экскурсии на другую.

Глаза его горели ярким пламенем, затмевавшим солнце, и он, как сумасшедший, махал руками туда-сюда, не переставая. Это в портовам городе Фазелис, от нашего Кемера рукой подать, — за сим последовало подробное описание места со всеми деталями, настолько подробное, что, как рассудил Иван, можно было туда уже и не ехать. Федор настоял на покупке экскурсии. Последовал стандартный обмен приемлемой ценой для каждой из сторон.

Удалось сбить пять турецких лир. Четыре корешка-билета оказались в кармане у Федора. Иван отвел турка в сторону: А теперь пока, нам пора! Девушки лежали на своих лежаках, а возле них, подобно озабоченной пчеле, суетился какой-то турок.

Завидев приближающихся парней, он мило распрощался с дамами и исчез в тени многочисленных зонтов и шезлонгов. Дамы подозрительно захихикали и стали шептаться, делясь друг с другом своими девичьими фантазиями. Тот, виляя между рядами лежаков, испуганно обернулся и стал удаляться еще быстрее. Я уже который день глазею на эти воздушные шарики, пора бы и самому прокатиться. Так что я с ними побуду. Оправдание показалось Федору приемлемым, и он махнул рукой: Сидя в моторной лодке, Федор стал сомневаться насчет правильности принятого им десять минут назад решения полетать как птица в этой прекрасной атмосфере турецкого солнцепека над Средиземным морем.

Не то чтобы он боялся высоты. Как раз наоборот — он станет на край Эйфелевой башни и глазом не моргнет. Здесь же его парашют был прицеплен к лодке, разрезавшей волны на огромной скорости, и можно было совсем не волноваться. Федя решил, что, наверное, он стал старым для таких забав. Но ведь вряд ли можно назвать себя старым, когда тебе идет третий десяток.

Парашют резко дернул полноватое тело Федора вверх. С высоты птичьего полета ему удалось увидеть все очаровательное побережье Кемера. Ему вдруг показалось, что он был на Гавайях: Следующий день был ознаменован поездкой в амфитеатр, где они увидели веселого лихача на мотоцикле, который выделывал на своем железном коне всякие выкрутасы, и долгим знойным днем.

Елена с Марией укрылись в теньке большого камня, а мужчины неустанно изучали все особенности тамошней архитектуры, будто бы собираясь написать об этом сооружении серьезную исследовательскую работу. Федор забросил свою переводческую деятельность и стал на полную ставку работать в журнале. Его работа ему нравилась, и большего счастья от жизни ему не требовалось.

Posted on

Ю яковлев черника рассказ

Женечкой за глаза звали Евгению Ивановну. Маленькая, худая, слегка косящая, волосы — конским хвостиком, воротник — хомутиком, каблуки с подковками. На улице ее никто не принял бы за учительницу. Вот побежала через дорогу. Хвостик развевается на ветру. Не слышит, бежит… И долго еще не затихает стук подковок….

Женечка обратила внимание, что каждый раз, когда раздавался звонок с последнего урока, Коста вскакивал с места и сломя голову выбегал из класса. С грохотом скатывался с лестницы, хватал пальто и, на ходу попадая в рукава, скрывался за дверью. Его видели на улице с собакой, огненно-рыжей. Очёсы длинной шелковистой шерсти колыхались языками пламени. Но через некоторое время его встречали с другой собакой: А позднее он вел на поводке черную головешку на маленьких кривых ногах.

Головешка не вся обуглилась: У него самый настоящий боксер. С такими ходят на диких быков. Ирландский сеттер горел костром. Боксер, как перед боем, играл мышцами. Такса чернела обгоревшей головешкой. Что это были за собаки и какое отношение они имели к Косте, не знали даже его родители. В доме собак не было и не предвиделось. Когда родители возвращались с работы, они заставали сына за столом: Так он сидел запоздно.

При чем здесь сеттеры, боксеры, таксы? Коста же появлялся дома за пятнадцать минут до прихода родителей и едва успевал отчистить штаны от собачьей шерсти. Впрочем, кроме трех собак была еще и четвертая. Огромная, головастая, из тех, что спасают людей, застигнутых в горах снежными лавинами. Из-под длинной свалявшейся шерсти проступали худые, острые лопатки, большие впалые глаза смотрели печально, тяжелые львиные лапы — ударом такой лапы можно сбить любую собаку — ступали медленно, устало.

Звонок с последнего урока — сигнальная ракета. Она звала Косту в его загадочную жизнь, о которой никто не имел представления. И как зорко ни следила за ним Женечка, стоило ей на мгновение отвести глаза, как Коста исчезал, выскальзывал из рук, улетучивался. Однажды Женечка не выдержала и бросилась вдогонку. Она вылетела из класса, застучала подковками по лестничным ступеням и увидела его в тот момент, когда он несся к выходу.

Она выскользнула в дверь и устремилась за ним на улицу. Прячась за спины прохожих, она бежала, стараясь не стучать подковками, а конский хвост развевался на ветру.

За это время он успел бросить портфель, не раздеваясь проглотить холодный обед, набить карманы хлебом и остатками обеда. Женечка поджидала его за выступом зеленого дома. Он пронесся мимо нее. Она поспешила за ним. И прохожим не приходило в голову, что бегущая, слегка косящая девушка не Женечка, а Евгения Ивановна. Коста нырнул в кривой переулок и скрылся в парадном. Он позвонил в дверь. И сразу послышалось какое-то странное подвывание и царапанье сильной когтистой лапы.

Потом завывание перешло в нетерпеливый лай, а царапанье — в барабанную дробь. Дверь отворилась, и огненно-рыжий пес бросился на Косту, положил передние лапы на плечи мальчику и стал лизать длинным розовым языком нос, глаза, подбородок. На лестнице послышался лай и грохот, и оба — мальчик и собака — с неимоверной скоростью устремились вниз. Они чуть не сбили с ног Женечку, которая едва успела прижаться к перилам.

Ни тот ни другой не обратили на нее внимания. Артюша кружился по двору. Припадал на передние лапы, а задние подбрасывал, как козленок, словно хотел сбить пламя. При этом лаял, подскакивал и все норовил лизнуть Косту в щеку или в нос.

Так они бегали, догоняя друг друга. А потом нехотя шли домой. Их встречал худой человек с костылем. Собака терлась об его единственную ногу. Длинные мягкие уши сеттера напоминали уши зимней шапки, только не было завязочек. Теперь пришлось бежать три квартала. До двухэтажного дома с балконом, который находился в глубине двора. На балконе стоял пес боксер. Скуластый, с коротким, обрубленным хвостом, он стоял на задних лапах, а передние положил на перила.

Коста подбежал к сараю, взял лестницу и потащил ее к балкону. Мальчику стоило больших трудов поднять ее. И Женечка еле сдержалась, чтобы не кинуться ему на помощь. Когда Коста наконец приставил лестницу к перилам балкона, боксер спустился по ней на землю. Он стал тереться о штаны мальчика. При этом поджимал лапу. У него болела лапа.

Коста достал припасы, завернутые в газету. Он ел жадно, но при этом посматривал на Косту, и в его глазах накопилось столько невысказанных чувств, что казалось, он сейчас заговорит. Когда собачий обед кончился, Коста похлопал пса по спине, прицепил к ошейнику поводок, и они отправились на прогулку.

Отвисшие углы большого черногубого рта собаки вздрагивали от пружинистых шагов. Иногда боксер поджимал больную лапу. Когда Коста уходил, боксер провожал его глазами, полными преданности. Его морда была в темных морщинах, лоб пересекала глубокая складка. Он молча шевелил обрубком хвоста. В соседнем доме на первом этаже болел парнишка: Это у него была такса — черная головешка на четырех ножках.

Женечка стояла под окнами и слышала разговор Косты и больного мальчика. Коста вышел, держа собаку под мышкой. И вскоре они уже шагали по тротуару. Рядом с сапогами, ботинками, туфлями на кривых ножках семенил черный Лапоть. Женечка шла за таксой. И ей казалось, что это пламенно-рыжая собака обгорела и превратилась в такую головешку.

Ей захотелось заговорить с Костой. Расспросить его о собаках, которых он кормил, выгуливал, поддерживал в них веру в человека. Но она молча шла по следам своего ученика, который отвратительно зевал на уроках и слыл молчальником.

Теперь он менялся в ее глазах, как веточка багульника. Но вот Лапоть отгулял и вернулся домой. Коста двинулся дальше, и его невидимая спутница — Женечка — снова пряталась за спины прохожих. А спин стало совсем мало.

Женечке трудно было идти на каблуках по вязкому песку и корявым корням сосен. В конце концов она сломала каблук.

Оно было мелким и плоским. Волны не обрушивались на низкий берег, а тихо и неторопливо наползали на песок и так же медленно и беззвучно откатывались, оставляя на песке белую каемку пены. Море выглядело сонным и вялым, неспособным к бурям и штормам. Коста шел по берегу, наклоняясь вперед — против ветра.

На берегу сохли развешанные на кольях сети с круглыми поплавками из бутылочного стекла, лежали лодки, перевернутые вверх килем. Неожиданно вдалеке, на самой кромке берега, возникла собака. Она стояла неподвижно, в странном оцепенении. Большеголовая, с острыми лопатками, с опущенным хвостом. Ее взгляд был устремлен в море. Она ждала кого-то с моря. Коста подошел к собаке, но она даже не повернула головы, словно не слышала его шагов. Он провел рукой по свалявшейся шерсти.

Собака едва заметно шевельнула хвостом. Мальчик присел на корточки и разложил перед собакой хлеб и остатки своего обеда, завернутого в газету. Собака не оживилась, не выказала никакого интереса к пище. Коста стал ее поглаживать и уговаривать:.

Женечка притаилась за развешанными сетями, словно попалась, запуталась в них и не могла вырваться, чтобы тоже гладить собаку и говорить: Коста взял кусок хлеба и поднес ко рту собаки. Та вздохнула глубоко и громко, как человек, и принялась медленно жевать хлеб. Она ела безо всякого интереса, как будто была сыта или привыкла к лучшей пище, чем хлеб, холодная каша и кусок жилистого мяса из супа… Она ела для того, чтобы не умереть.

Ей нужно было жить. Собака снова посмотрела на мальчика и послушно зашагала рядом. У нее были тяжелые лапы и неторопливая, полная достоинства львиная походка. В море переливались нефтяные разводы.

Будто где-то за горизонтом произошла катастрофа, рухнула радуга и ее обломки прибило к берегу. Она и не должна была говорить. Она не отрывала глаз от моря.

И в который раз не верила Косте. И Женечка как бы выпуталась из сетей. Коста оглянулся и увидел учительницу. Она стояла на песке босая, а туфли держала под мышкой. И сквозняк, тянувший с моря, развевал ее волосы, собранные в конский хвост. Он почему-то не удивился появлению учительницы. Море потускнело и стало как бы меньше размером. Погасшее небо плотнее прижалось к сонным волнам. Коста и Женечка проводили собаку до ее бессменного поста, где неподалеку от воды лежала перевернутая лодка, подпертая чурбаком, чтобы под нее можно было забраться.

Собака подошла к воде. И снова застыла в своем вечном ожидании…. Обратно учительница и ученик шли быстро, но, когда берег кончился, за дюнами Женечка остановилась и сказала:. На другой день в конце последнего урока Коста уснул. Он зевал, зевал, но потом уронил голову на согнутый локоть и уснул. Сперва никто не замечал, что он спит. Даже погибших… Им надо помогать. Зазвенел звонок с последнего урока.

Он звенел громко и протяжно. Но Коста не слышал звонка. Евгения Ивановна — Женечка — склонилась над спящим мальчиком, положила руку ему на плечо и легонько потрясла. Он вздрогнул и открыл глаза. Золотой скелет в шкафу. Ужас на поле для гольфа. Шепоты и крики моей жизни. При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: Текст книги " Рассказы и повести ". Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом. Оплатили, но не знаете что делать дальше?

Перейти на страницу книги. Перейти на страницу книги "Рассказы и повести". Рассказы и повести Автор: Весёлые школьные рассказы Автор: Честное слово сборник Автор: Мальчик с коньками Автор: Непослушный мальчик Икар Автор: Был настоящим трубачом Автор: Сапоги ни разу не подвели своего хозяина: Они преданно служили ему, а он бросил их на произвол судьбы.

Лелька подошла к сиротливым сапогам и остановилась перед ними. Она взяла один из них за ушко, торчавшее из голенища, и подняла над землей. От него шел жар. Лелька отпустила ушко, сапог грузно плюхнулся на землю.

Казалось, он сердито притопнул. И тогда Лелька решила привести сапоги в порядок. Она принесла ведро воды, тряпку и стала их мыть. Она поливала сапоги водой и терла их тряпкой. Мутные ручейки стекали с голенищ. Сапоги остыли, кожа стала прохладной. Лелька поставила их в траву и пошла за щеткой. Она намазала их черным жирным гуталином, а потом терла щеткой.

Она терла их так долго, что сапоги не выдержали: Боевые сапоги были довольны, они сияли. А Лельке почему-то стало грустно. Она поставила сапоги на крылечке и села рядом с ними.

Она поджала коленки и закрыла их подолом сарафана. И так они долго сидели втроем: В летние вечера поселок засыпал поздно. За день навоевавшись с жарой, люди подставляют лицо прохладному дыханию степи. Они сидят на лавочках и не торопятся уйти домой. Фосфорятся белые цветы табака. Где-то навзрыд кричит ослик: Но вот уже последняя гармонь отправилась на покой. Зажмурились лампочки в окнах клуба: А лейтенант Шура все не возвращается домой.

Лелька не может уснуть. Она ворочается с боку на бок. И вдруг в тишине Лелька слышит шаги. Дорожки в поселке посыпаны галькой. Ее привезли с моря. На гальке шаги звучат отчетливо и ясно. Луна еще не взошла, а у дальних звезд не хватало сил осветить узенькие улочки степного поселка. Лелька затаила дыхание и прислушалась. Морская галька рассказала ей, что по дорожке шагал не один человек, а двое.

Рядом со спокойными мужскими шагами звучали другие - плавные женские шаги. Она хотела узнать, кому принадлежит женский голос. Это была Клавдия - клубная библиотекарша. Лелька увидела ее - высокую, черноволосую, с ровными, будто нарисованными угольком бровями.

Лелька увидела ее не глазами, а памятью. За окном так тихо, что можно было различить шорох каждой травинки. Лелька слышала, как зашуршало платье. Это лейтенант Шура и Клавдия сели рядом на скамейку. Лельку от них отделяли невысокая глиняная ограда и тонкие стебли мальвы. Но ей казалось, что, если протянуть руку, можно коснуться Шуриного плеча. Лелька спрятала руки за спину и попятилась. Лелька слышала, как, болтая ногой, Шура задевал камушки гальки. Она понимала, что подслушивать гадко и даже подло.

Но сейчас она не могла отойти от окна. Маленькая надежда удерживала ее. Может быть, он скажет Клавдии "нет"? Ладно, пусть он ничего не ответит. Пусть он только молчит. Лелька стояла у открытого окна в одной рубашке. И сердце ее стучало так громко, как тогда в степи, во время взрыва.

Но ни Шура, ни Клавдия не слышали ударов Лелькиного сердца. И вдруг Лельке стало очень холодно. Холодно рукам, плечам, коленкам. И Лелька поняла, что никакие, даже самые теплые одеяла не согреют ее. Этот холод веял не из степи, а шел откуда-то изнутри, от сердца. Лелька бросилась в постель.

Она натянула одеяло на голову. Она закрыла уши, чтобы не слышать ни одного слова. Она почему-то вспомнила, как неделю назад на этой же скамейке временный жилец говорил ей: Слезы текли по Лелькиным щекам. Сейчас она навсегда прощалась с лейтенантом Шурой, хотя он еще никуда не уезжал. Она прощалась с его маленьким войском, и с молчаливым Кузьминым, и с алым маком, который устоял во время взрыва Лельке было жалко себя и всего, что уже никогда не вернется.

И слезы становились все горше. В какое-то мгновение девочке захотелось вскочить с постели и прогнать со своей, Лелькиной, скамейки временного жильца и черноволосую библиотекаршу. Но она не пошевелилась. Утром Лелька поднялась поздно. Лейтенант Шура давно уже ушел в степь со своим маленьким бесстрашным войском. Мама не вернулась с ночного дежурства. От его желтых лучей пахло лавандой. По сиреневым блюдечкам мальвы ползали тощие осы.

Лелька села на постель. Косичка соскользнула с голого плеча. Лелька взяла ее в руку, враждебно посмотрела на нее, но не отбросила. Не выпуская из руки, она подошла к комоду и взяла большие темные ножницы. Она широко раскрыла их и начала резать косичку. Ножницы были не очень острыми, а Лелька торопилась, словно боялась, что изменит свое намерение. И резать было трудно. Когда одна отрезанная косичка упала на пол к босым ногам, Лелька принялась за другую и вторую косичку тоже отрезала.

Потом она отложила ножницы и подняла с пола две отрезанные косички. Она посмотрела на них равнодушно, как на чужие, и без сожаления отложила в сторону. Они были уже не нужны. Несколько дней Лелька не виделась с временным жильцом.

Утром она вставала уже после его ухода, а вечером, чтобы не попадаться ему на глаза, уходила к подругам. И лейтенанту Шуре приходилось умываться под бренчащим умывальником. И если он не успевал почистить сапоги, то они так и оставались пыльными, с присохшими комьями глины. В субботний вечер Лелька и временный жилец случайно встретились в клубе. Лейтенант Шура как ни в чем не бывало улыбнулся своей маленькой хозяйке.

Лелька опустила глаза и залилась краской. Но, совладав с собой, посмотрела на лейтенанта и сказала:. Она произнесла приветствие сухо и даже немного насмешливо. Лейтенант Шура пожал плечами, помахал ей рукой и пошел дальше. Наверно, он спешил к своей библиотекарше Клавдии.

В то время мы думали, что по Караванной улице, побрякивая колокольчиками, бредут пыльные усталые верблюды, на Итальянской улице живут черноволосые итальянцы, а на Поцелуевом мосту все целуются. Потом не стало ни караванов, ни итальянцев, да и сами улицы теперь назывались иначе. Правда, Поцелуев мост остался Поцелуевым. Наш двор был вымощен щербатым булыжником. Булыжник лежал неровно, образуя бугры и впадины. Когда шли затяжные дожди, впадины заливала вода, а бугры возвышались каменными островами.

Чтобы не замочить ботинок, мы прыгали с острова на остров. Но домой все равно приходили с мокрыми ногами. Весной наш двор пах горьковатой тополиной смолкой, осенью - яблоками. Яблочный дух шел из подвалов, где было овощехранилище. Мы любили свой двор.

В нем никогда не было скучно. К тому же мы знали множество игр. Мы играли в лапту, в прятки, в штандр, в чижика, в ножички, в испорченный телефон. Эти игры оставили нам в наследство старшие ребята. Но были у нас игры и собственного изобретения. Например, игра в красавицу. Неизвестно, кто придумал эту игру, но она всем пришлась по вкусу.

И когда наша честная компания собиралась под старым тополем, кто-нибудь обязательно предлагал:. Все становились в круг, и слова считалочки начинали перебегать с одного на другого:.

Мы почему-то любили, когда водила Нинка из седьмой квартиры, и старались, чтобы считалочка кончалась на ней. Она опускала глаза и разглаживала руками платье. Она заранее знала, что ей придется выходить на круг и быть красавицей.

Теперь мы вспоминаем, что Нинка из седьмой квартиры была на редкость некрасивой: Лоб - тоже в хлебных крошках. Ходила она, шаркая ногами, животом вперед.

Но мы этого не замечали. Мы пребывали в том справедливом неведении, когда красивым считался хороший человек, а некрасивым - дрянной. Нинка из седьмой квартиры была стоящей девчонкой - мы выбирали красавицей ее. Когда она выходила на середину круга, по правилам игры, мы начинали "любоваться" - каждый из нас пускал в ход вычитанные в книгах слова.

Ее бледное лицо покрывалось теплым румянцем, она подбирала живот и кокетливо отставляла ногу в сторону. Наши слова превращались в зеркало, в котором Нинка видела себя красавицей. Нам самим начинало казаться, что у нее все лебяжье, коралловое, жемчужное. И красивее нашей Нинки нет.

Когда запас нашего красноречия иссякал, Нинка принималась что-нибудь рассказывать. Нет, не рыбой - русалкой. Не рассказывать же красавице, как она чистила картошку, или зубрила формулы, или помогала матери стирать.

Стояли мутные влажные сумерки, и было непонятно, идет дождь или нет. Только на стекле возникали и лопались пузырьки. Но мы чувствовали близость несуществующего моря - теплого, светящегося, соленого. Лил дождь - устраивались в подворотне. Темнело - толпились под фонарем.

Даже самые крепкие морозы не могли нас выжить со двора. Как-то в наш дом переехали новые жильцы. И во дворе появился новенький. Он был рослый и слегка сутулился, словно хотел казаться ниже ростом. На щеке у него проступало крупное продолговатое родимое пятно. Он стеснялся этого пятна и поворачивался к нам другой щекой. У него был нос с горбинкой и большие - прямо-таки девичьи - ресницы.

Ресниц он тоже стеснялся. Новенький держался в стороне. Мы его подозвали и предложили сыграть с нами в красавицу. Он не знал, в чем дело, и согласился. Мы переглянулись и выбрали красавицей Едва заговорили про лебяжью шею и коралловые губы, как он густо покраснел и выбежал из круга.

И сразу расхотелось играть. А Нинка приблизилась к новенькому и сказала:. Мы не стали с ним спорить. Мы посмеялись над ним. А у Нинки вытянулось лицо, хлебные крошки у рта и на лбу стали еще заметнее. С появлением новенького с ней вообще стало твориться что-то странное.

Она, например, ходила за ним по улице. Шла тихо, по другой стороне, чтоб никто не заметил, что она идет за ним. Но мы, конечно, заметили и решили, что Нинка спятила или во что-то играет. Он заходил в булочную - она стояла напротив и не отрывала глаз от стеклянных дверей.

Она и утром поджидала его у подъезда и шла за ним до школы. Новенький не сразу сообразил, что Нинка из седьмой квартиры ходит за ним как тень. А когда обнаружил это, очень рассердился. Он приказал ей посмотреться в зеркало. Нас не интересовало, какие у нас носы, рты, подбородки, куда торчат волосы, где вскочил прыщ. И Нинка знала только то зеркало, которым были для нее мы, когда играли в красавицу. Этот тип с родимым пятном на щеке разбил наше зеркало.

И вместо живого, веселого, доброго появилось холодное, гладкое, злое. Нинка в первый раз в жизни пристально взглянула в него - зеркало убило красавицу. Каждый раз, когда она подходила к зеркалу, что-то умирало в ней. Пропали лебяжья шея, коралловые губы, глаза, синие, как море. Но мы тогда не понимали этого. Мы ломали себе голову: Мы не узнавали свою подружку. Она стала чужой и непонятной. Она и не стремилась к нам, молча проходила мимо. А когда ей встречался новенький с большим родимым пятном на щеке, она убегала прочь.

В нашем городе часто идут дожди. Могут лить круглые сутки. И все так привыкают к ним, что не обращают внимания. Взрослые ходят под зонтами.

Ребята делают короткие перебежки от одной подворотни к другой, прыгают по булыжным островам. В тот вечер был сильный дождь, дул сверлящий ветер. Говорили, что на окраинах города начиналось наводнение. Но мы крепились, жались в подворотне, не хотели расходиться по домам. А Нинка из седьмой квартиры стояла под окном новенького. Зачем ей понадобилось стоять под его окном?

Может быть, она решила позлить его? Или сама с собой поспорила, что простоит под дождем, пока не сосчитает до тысячи? Или до двух тысяч. Она была в коротеньком пальто, из которого давно выросла, без косынки.

Ее прямые волосы вымокли и прилипли к щекам, и от этого лицо вытянулось. Глаза блестели, как две застывшие капли. Гремели водосточные трубы, дребезжали подоконники, трещали перепончатые купола зонтов. Она ничего не видела и не слышала. Не чувствовала холодных струй. Она стояла под окном, охваченная отчаянной решимостью. Мы выбежали под дождь. Схватили ее за руки: Повернулись спиной и стали смотреть на улицу.

Люди спешили, подняв над головами зонты, словно на город спустился целый десант на угрюмых черных парашютах. Потом мы увидели, как к Нинке подошла ее мать. Она долго уговаривала Нинку уйти.

Наконец ей удалось увести девчонку из-под дождя в подъезд. Там горела тусклая лампочка. Нинкина мать повернула лицо к свету, и мы услышала, как она сказала:. Нинка удивленно посмотрела на мать и, конечно, ничего не увидела.

Разве мать может быть красивой или некрасивой? Она прижалась к матери и заплакала. Мы так и не поняли, кого она жалела: И некрасивые выходят замуж. Потом они вышли на дождь и пошли по улице. Мы, не сговариваясь, двинулись за ними. Нет, не из любопытства. Нам казалось, что мы можем понадобиться Нинке. Она как бы не расслышала вопроса. Нинка рассердилась и сказала довольно грубо:. Они шли по темному переулку, и у них не было зонта. Но им было все равно: А нас трясло от холодной сырости.

Когда я стану учительницей, меня будут называть Нина Аистовна. И может быть, у меня вырастут крылья Вот если бы ты нашла меня в капусте, было бы куда скучнее. Нинка остановилась, крепко сжала мамину руку выше локтя и заглянула ей в лицо. Она смотрела на мать так, как будто произошла ошибка и рядом с ней оказалась чужая, незнакомая женщина. Девочка как бы увидела маму в холодном, безжалостном зеркале. Такой, какая она есть. Какой видели ее мы - чужие ребята, жавшиеся к темной стене дома.

Мы были так близко от них, что чувствовали запах мыла и ношеной одежды. И, не видя нас, Нинка из седьмой квартиры как бы почувствовала наше присутствие и совершенно другим, спокойным голосом сказала:. Ты стой и слушай, что я буду говорить. Она сильней сжала мамину руку, приблизилась к ней, тихо, одними губами стала произносить знакомые слова из нашей игры, которые мы до приезда новых жильцов дарили ей:. У тебя длинные золотистые волосы и коралловые губы Потоки дождя тянулись из невидимых туч.

Под ногами разливались холодные моря. И все железо города гремело и грохотало. Но сквозь гудящий ветер, сквозь пронизывающий холод поздней осенней мглы живой, теплой струйкой текли слова, заглушающие горе:. И они зашагали дальше, крепко прижавшись друг к другу. И уже ни о чем не говорили. Им помогла придуманная нами игра. А мы стояли у стены, держа друг друга за рукава. И провожали их взглядом, пока они не скрылись в темной мгле.

Нинка из седьмой квартиры погибла в году на фронте под Мгой. Декабрьским утром на шестой батарее был убит красноармеец Коля Дорожко. Его срезала очередь, которую дал с неба желтобрюхий фашистский штурмовик с черными крестами на обоих крыльях.

Трассирующая пуля - красная в полете - попала прямо в висок. Крови почти не было. Только на серой шапке-ушанке проступило алое пятнышко. Будто шапка съехала набок, и красноармейская звездочка очутилась на виске. Немецкий штурмовик появился внезапно. Он подкрался с выключенным мотором. Когда разведчик ударил в медную гильзу, а комбат, выскочив из землянки, закричал: От него к земле тянулся светящийся пунктир трассирующих пуль.

Пули ушли в снег. Только одна из них, перед тем как погаснуть и потерять силу, пробила серую солдатскую шапку. Будь на ее пути каска, а не мягкая шапка, может быть, Коля Дорожко и остался бы жив. Но касок все еще не привезли из дивизиона. Пока орудийные номера разворачивали неподатливые пушки - смазка замерзла! Одно орудие выпустило "по уходящему" два снаряда, но они разорвались слишком поздно.

Два черных шерстяных клубка повисли в воздухе, и ветер тут же начал разматывать их, развешивая по свету. Коля Дорожко лежал в трех шагах от орудийного ровика. Он прижался щекой к холодному кристаллическому снегу, а руки застыли вдоль тела.

Будто при встрече со смертью он, как перед начальством, вытянул их по швам. В этой позе не было ни суетливости, которую вызывает испуг, ни покорности, которая склоняет человеку голову. Что-то наивно-гордое было в его позе. С командного пункта к орудийному ровику уже бежал заспанный санинструктор Карпенко. Большие роговые очки чудом держались на его красном вздернутом носике, придавая санинструктору сугубо штатский вид.

Он был щуплым и узкоплечим. Шинель с оторванным хлястиком висела на нем, как ряса. Карпенко бежал к орудию, неловко волоча по снегу большие кирзовые сапоги. В руке у него болталась брезентовая сумка с красным крестом. Эта сумка - боевая материальная часть санинструктора - еще ни разу не была в действии. При виде Коли Дорожко, лежавшего на снегу, Карпенко остановился.

Губы его дрогнули, а маленький нос сморщился и от этого стал еще меньше. Не отрывая глаз от мертвого товарища, Карпенко механически расстегнул сумку и достал оттуда пузырек с йодом. Но что мог сделать этот смешной батарейный эскулап, который в своей практике мазал лишь солдатские чирья похожей на деготь ихтиоловой мазью и щедро заливал йодом царапины?

Но сейчас товарищи в первый раз смотрели на него серьезно и, как ему показалось, с надеждой. Карпенко отбросил сумку и опустился на колени. Он взял Колину руку, медленно стянул с нее варежку и стал искать пульс.

Но он и у живых-то с трудом находил бьющуюся жилку, а Дорожко был мертв. Осторожно, боясь причинить боль, Карпенко перевернул мертвого красноармейца на спину, расстегнул на нем шинель и, припав ухом к груди, стал слушать. Порой ему казалось, будто он что-то слышит.

Но это отдавались удары его собственного сердца. Коля Дорожко был мертв. И только в сознании товарищей он все еще по инерции числился живым. И бойцам казалось, что ему жестко лежать на земле и что ему холодно. И вокруг говорили тихо, боясь нарушить его сон. Спустя несколько часов, когда уже стемнело, командир батареи велел позвать красноармейца Илюшина. Илюшин был на посту, и пришлось срочно его подменить. Он появился на пороге командирской землянки, промороженный, покрытый густым белым ворсом.

Шинель, под которую был затиснут ватник, стесняла движения, а шерстяной подшлемник закрывал все лицо. Были видны только глаза. Илюшин прислонил к стене карабин и непослушными от мороза пальцами стал развязывать обледеневшие тесемки шапки-ушанки. Наконец ему удалось стянуть с головы шапку и подшлемник, и он сразу превратился в юношу с подстриженной под машинку головой, похожей на спелый подсолнух, с темной щетинкой, пробивающейся на подбородке и над верхней губой.

Он щурился от света, словно только что проснулся и открыл глаза. Рукой он стирал с бровей капельки растаявшего инея. От холода и ветра его лицо порозовело, и на губах появились маленькие трещинки. Мочки ушей пылали и были пунцовыми. Отвезете пакет из дивизиона. Им, видите ли, некого послать. А у нас и так некомплект. Последние слова командир произнес отрывисто и сердито, как будто Илюшин тоже был виноват в том, что в дивизионе некого послать, а на батарее некомплект.

Красноармеец решил, что разговор окончен, и собрался уходить, но лейтенант сказал:. Лейтенант задавал вопросы как бы нехотя, не поднимая на Илюшина больших, впалых от бессонницы глаз. Он никак не мог примириться с мыслью, что его батарея понесла потери - убит красноармеец, - и всячески старался скрыть свою растерянность. Ему вдруг стало странно, что он не знает адреса друга. Собственно, Колин адрес был такой же, как и его самого: А тот, московский адрес практического значения не имел.

До него надо было еще довоевать и остаться в живых Но после политотдела вы можете зайти к сестре Вы поезжайте в Москву. Возьмите у старшины паек дней на пять. О смерти брата лучше узнать от человека, чем из бумажки. Илюшин сидел на табуретке и внимательно слушал комбата. Его удивляли незнакомые теплые нотки в голосе командира. Бледное, вытянутое лицо лейтенанта впервые показалось ему мягким и уступчивым, а в глазах пропал строгий холодок. Илюшин всегда думал, что комбат умеет только приказывать, покрикивать, подавать артиллерийские команды, песочить.

Сейчас командир разговаривал так, словно под стеганым ватником у него была не гимнастерка с кубарями на петлицах, а простая гражданская рубаха с галстуком. Эта перемена не укладывалась в сознании красноармейца, как и все события сегодняшнего дня. Теперь на командире снова чувствовалась военная форма. Красноармеец повернулся и хотел щелкнуть каблуками, но на ногах были беззвучные, подшитые войлоком караульные валенки.

Хотя фронт придвинулся к самому каналу, шестая батарея оставалась маленьким островком, до которого в полной мере не докатилась тяжелая волна войны.

Была бесконечная изнуряющая бессонница: Были короткие стычки с немецкими самолетами. Была осточертевшая мучная болтушка в котле. И вместе с тем шестая батарея не видела ни одного немца - самолеты не в счет! Все это помогало Илюшину - красноармейцу первого года службы - долгое время оказывать внутреннее сопротивление войне. Со смертью друга к Илюшину вплотную подошла настоящая война. С батареи Илюшин направился в дивизион. Расписался в получении и минут через двадцать был уже на станции.

Но поезда пришлось ждать около двух часов. Илюшин ходил по большой ледяной платформе и все думал о погибшем друге. Порой ему начинало казаться, что их вместе послали в Москву и что Дорожко отлучился и сейчас появится на платформе. А может быть, он остался на батарее и сейчас в кургузом ватнике, с котелком в руке бежит рысцой в столовую Их связывало очень многое, и смерть Коли Дорожко не смогла сразу обрубить все нити.

Так в брошенном блиндаже вдруг зазвенит зуммер забытого телефона. Но никто не снимет трубку, никто не прокричит в микрофон: Илюшин ходил по перрону, пока не пришел поезд.

Тогда он протиснулся в вагон, бережно держа под мышкой сверток с пайком. В углу горела чугунная печурка. Этот маленький благодатный оазис тепла был окружен тесным кольцом пассажиров, севших в поезд на предыдущих станциях.

На весь вагон тепла не хватало, и оно досталось тем, кто поспел раньше. Однако от сознания, что рядом аппетитно потрескивают угольки, и от запаха дыма было уже не так холодно. Илюшин сел на скамейку и закрыл глаза. Он все еще пытался разложить по полочкам сознания события сегодняшнего дня. Но полочки не выдерживали и трещали. И тогда Илюшин снова увидел своего друга лежащим на снегу, в шапке с алым пятнышком на виске, и все его думы отступили перед обезоруживающим, щемящим чувством утраты.

В левом кармане гимнастерки вместе с документами лежала бумажка с адресом Коли Дорожко. Главным ориентиром были Сретенские ворота.

А название дома с дореволюционных времен осталось. Было страховое общество "Россия". Старшина относился к той ревнивой породе старых москвичей, которые считают, что все должны знать по имени и отчеству каждый кривенький переулок столицы. Не говоря уже о Сретенских воротах и доме "Россия". Илюшин шел по городу, опасливо держа руку перед собой, чтобы не наткнуться на столб.

Со всех сторон его окружала плотная тьма. Эта тьма давила на плечи и мешала идти. Над подворотнями в маленьких скворечниках-номерах горели синие лампочки. Политотдел находился неподалеку от вокзала, и красноармеец Илюшин сравнительно быстро нашел здание бывшей школы и сдал пакет. А потом вышел в мороз и тьму. Чахлые синие маячки встречали Илюшина за каждым поворотом и провожали от дома до дома, от квартала до квартала.

И ему казалось, что он идет не по большому городу, а пробирается по узкой просеке глухого темного леса, где стоит шагнуть в сторону - и уже не выберешься. Он не знал названий улиц, по которым шел, не представлял себе, что за дома стоят на этих улицах. Шел напропалую, как разведчик по азимуту. Мысленно он представил себе большую каменную арку, вскинутую в небо, а у подножия ворот наготове стоят стальные "ежи" на случай, если танки прорвутся в город.

На Кировской улице он не знал, что это Кировская его остановил патруль, как призрак, возникший из темноты. Патрульный был в тулупе с поднятым воротником. И не видно было, кто он по званию. Да это и не имело значения: Пока Илюшин лез за командировочным, патрульный сухо спросил:.

Никакого такого приказа у него не было. На патрульного слова Илюшина не произвели никакого впечатления: А тяжелая тьма давила на глаза. Все вокруг было незрячим - фонари, окна домов, фары медленных автомобилей.

Даже люди передвигались как слепые, выставляя вперед руки. И город показался красноармейцу огромным слепым, который прячет свои пустые, незрячие глаза за синими стеклами очков.

Чем дальше углублялся красноармеец Илюшин в темные лабиринты улиц, тем реже встречал прохожих. Наступил комендантский час, и дом покидали лишь те, кого ждала ночная смена или торопили тревожные непредвиденные призывы войны.

Фигуры людей возникали в синем свете и растворялись, становясь частью тьмы. Наконец Илюшин столкнулся с пожилым человеком. Он сильно толкнул прохожего плечом. Но вместо извинения спросил:. Он просто не сообразил, что нужно извиниться. Но человек и не ждал извинений. Он только внимательно оглядел Илюшина и коротко сказал:. Илюшин представил себе, как во тьме изгибается тяжелая арка старинных ворот, похожая на огромную радугу, временно погашенную войной.

Он выставил вперед руку, чтобы не наткнуться на каменные опоры ворот. Третий дом от угла и будет домом "Россия". Красноармеец Илюшин не знал, что старинных ворот давно не существует. От них осталось одно только название - Сретенские ворота. Если другим домам был отпущен голодный военный паек света, то в доме "Россия" вообще не было электричества.

И глухое, темное парадное, в котором очутился Илюшин, мало отличалось от пещеры, ведущей неизвестно куда: Цепко держась за перила, Илюшин медленно поднялся на второй этаж и здесь решил зажечь спичку. При свете спички лестница еще больше походила на пещеру. Не было только острых сталактитов, и не шуршали крыльями летучие мыши. Спичка осветила эмалированный номерок на ближайшей двери, и красноармеец понял, что попал в совершенно другой конец дома.

Номер на сто единиц отличался от того, который он разыскивал. Снова под ногами скрипит снег. А рука на всякий случай держится за стенку. Стенка служит ему добровольным поводырем, который должен привести к следующему парадному ходу.

И опять с глухим стоном открывается большая дверь. И опять шаги отдаются в вышине гулкими щелчками. И спичка, сгорая, превращается в черную крученую спиральку с шариком на конце. Спичек в коробке становится все меньше. До чего велик этот дом "Россия"! Вероятно, когда он весь светится, на улице не надо зажигать фонари: А сейчас дом беспомощный.

Неужели немцы прорвутся к Москве? Если они перейдут канал, то их встретит огнем шестая батарея. Конечно, пушки хотя и зенитные, но по танкам могут бить не хуже ПТО. В орудийных ровиках лежали бронебойные снаряды. Это скорее не снаряды, а стальные болванки с двумя медными поясками. Сможет ли одна батарея справиться с колонной танков? У пушек недавно заменили лафеты. Теперь лафеты без колес. Просто крестовина - и все. Надо скорей возвращаться домой. Там сейчас каждый человек на счету. А воевать кто будет?

Ему захотелось позвать кого-нибудь или зажечь все спички разом, чтобы выбраться из дома "Россия". И скорей очутиться в поле за деревней Фуники. А Коля Дорожко знал здесь каждый уголок. Ему не потребовался бы целый коробок спичек. Он нашел бы свою дверь без огня, по привычке. Илюшин засунул руку под шинель и нащупал в кармане гимнастерки свой смертный медальон. Это был металлический тюбик, а в нем лежала бумажка с фамилией и личным номером.

Илюшин подумал, что этот документ дает смерти право на его жизнь. И ему захотелось вынуть его и закинуть куда-нибудь подальше, чтобы смерть не смогла воспользоваться своим правом. Разные мысли приходят на чужой темной лестнице, когда руки скользят по перилам, как по рельсу, а подковки лязгают о камень ступенек: В конце концов ему повезло. Он зажег последнюю спичку и задержал дыхание, чтобы не задуть слабое пламя.

Он поднял руку с этим маленьким факелом и почувствовал облегчение. На высокой двери было много звонков. И под каждым из них на табличке была фамилия владельца.

Илюшин скользнул взглядом по всем табличкам. На одной из них успел прочитать: Он нажал кнопку с опаской, словно это была кнопка боевого ревуна, по сигналу которого батарея открывает огонь. Он нажал кнопку и прислушался. Звонка не было слышно. Он с силой надавил на кнопку. Но сила не помогла. Наконец красноармеец сообразил, что в доме нет электричества. В конце коридора послышались торопливые шаги. Потом шаги замолкли, и девичий голос глухо, будто издалека, спросил:.

Последние слова звучали уже не глухо, не издалека, а совсем рядом. Колина сестра открыла дверь. Да вы проходите, пожалуйста Хорошо, что было темно и Тая не видела, как краска ударила в лицо красноармейца.

Надо же было что-то отвечать. Но это "ничего" означало, что Коля Дорожко поживает, живет. А через несколько минут нужно было набраться сил и сказать, что он никак не поживает. Ничего она не понимает! Он затем и приехал, чтобы она поняла". Девушка повела его за собой по длинному темному коридору. На душе у Илюшина было прескверно. Он вдруг почувствовал себя убийцей, который идет со своей доверчивой жертвой и выжидает только удобного момента, чтобы всадить в нее нож.

Ничего, посидим в темноте. А вы по делу приехали? Он хотел было сказать, что привозил в политотдел пакет из дивизиона, но это дело давно отошло на второй план, растворилось в памяти.

Сейчас главным было другое дело, и об этом он все еще не решался заговорить. В какой-то мере он обманывал не только эту незнакомую девушку, с которой через полчаса навсегда простится, а самого Колю Дорожко. Он вдруг вспомнил о свертке, который продолжал держать под мышкой. Это был хороший повод переменить тему разговора. Он протянул в темноте пакет и толкнул им прямо в плечо девушку. Мне хватает того, что дают по карточкам Ой, как вкусно салом пахнет! Ей стало неловко за свою невыдержанность, и она замолчала.

Тогда девушка потянула его за рукав вниз. Некоторое время они сидели рядом, не видя и не слыша друг друга. Тая думала о том, с какой стороны подойти к этому неразговорчивому гостю.

Он ей представлялся угрюмым лопухом, широкоскулым, большегубым. А Илюшин в минуты молчания испытывал крайнее напряжение. Оно напоминало ему минуты перед боем, когда все четыре орудия доложили: И дотянул до тех пор, пока хозяйка дома снова не заговорила:. Мама тоже в каждом письме спрашивает: Тайны вопросы начинали раздражать Илюшина.

Он уже судил о сестре друга так, словно она знает о гибели брата и продолжает досаждать ему вопросами, потерявшими всякий смысл. И снова наступило неловкое молчание. И снова Илюшин занес над девушкой острое, беспощадное оружие. Сейчас он встанет и тихо скажет: Эти слова ударят ее. Она задохнется от этих слов.

Плечи задрожат, и она заскулит, как маленькая обиженная девочка, а он будет бормотать бессмысленные слова, вроде: Сейчас он был рад любому поводу отвлечься от мысли, которая исподволь продолжала угнетать его. У нее вдруг поднялось настроение. Приход товарища брата - хотя он и был лопухом - выбил ее из колеи однообразной жизни. По молодости лет она еще вообще не разучилась находить привлекательные стороны в любых жизненных обстоятельствах. Она подошла к столу и энергично стала развертывать большой бумажный пакет.

Илюшин тоже приблизился к столу. Он готов был помочь Тае в приготовлении ужина. Он протянул руку и встретился с теплой рукой Таи. Она лежала на бруске, завернутом в тряпицу.

Своей большой рукой Илюшин накрыл на мгновение и шматок сала и руку сестры погибшего друга. Он коснулся ее руки, и ему стало жарко.

Правда, есть у нас Женька Медведский, так он водку меняет на сахар. Говорят, от нее сразу начинает тошнить.

Posted on

Людмила улицкая рассказы читать онлайн

Журнал кассира- операциониста не правильно запоняли(девушка которая работала до меня), я не мог не интересоваться теорией вопроса. Совет, почему-то я проснулся и думал очень долго над. Бесплатная библиотека, Денис Ватутин. И чтобы съездить в Грузию, что так мне только казалось… Вероятнее .

  • 1 2 3 4 5 6