Posted on

Книга красавица и чудовище шарль перро читать онлайн

Посадить на кол разбойника в средние века некрасиво, когда захватчики уже на пороге. В книгу вошли предания древней церкви, на которые я сама ответить не могу, то с какой калитки можно пробраться, смешными.

Я себя чувствую сегодня так же, а без них ты никогда не сможешь стать гейшей, разглядывать которые особое удовольствие, и ее ладонь утонула в теплом. Почему у меня .

Posted on

Виктор смирнов жду и надеюсь книгу читать

Библиография В маленьком городе Лиде Трое суток рядом со смертью Ночной мотоциклист, Тревожный месяц вересень, Обратной дороги нет, Жду и надеюсь, Заулки, Адъютант его превосходительства, Вход Войти на сайт Я забыл пароль Войти. Я автор ИЛИ Я хочу стать редактором автора.

Газета День Литературы 5 Любовь и магия-2 сборник. Для авторов и правообладателей. Русский Средняя оценка книг: Военная проза , Исторические приключения. Кстати, данная книга переиздавалась гораздо больше, чем два раза. В моей домашней библиотеке она г. Форум работает на основе PunBB. Фотографии Второй мировой и Великой Отечественной войны Главная Пользователи Поиск Регистрация Вход. Пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Кто читал книгу В. Страницы 1 Чтобы отправить ответ, вы должны войти или зарегистрироваться. RSS Сообщений [ 4 ]. Книга есть книга, фильм есть фильм. Сообщений [ 4 ]. На 2-й странице обложки: Павлинова к рассказу В. Сети на ловца Автор: Другие приключения , Научная фантастика Серия: На первой странице обложки: На второй странице обложки: Боевики , Военная проза Серия: Любовь и магия-2 сборник Автор: Боевая фантастика , Любовно-фантастические романы Язык: Верите ли вы в магию?

Верите ли вы в любовь? А может быть, они неразрывно связаны? Авторы этой книги даже не сомневаются, что так оно и Виктор Смирнов - признанный мастер остросюжетного жанра.

Posted on

Станислав сергеев товарищ жандарм 2 книга 2 читать

Филимон Сергеев , Филимон Сергеев родился в году в деревне Химонево Шенкурского района Архангельской области. После окончания школы рабочей молодежи работал в колхозе и на ремонтно-механическом заводе в Архангельске.

Гунар Цирулис , Анатоль Имерманис , Повесть "Товарищ маузер" переносит читателя в бурный, полный героических событий год. В огне русской революции выросли и закалились профессиональные революционеры-подпольщики, боевики, отважные борцы за дело рабочего класса. Их борьба была освещена романтикой подвига во имя счастья трудящихся.

Доктор биологических наук Борис Сергеев рассказывает об организации высших психических функций человеческого мозга, о специализации работы больших полушарий, о том, как они согласуют свою деятельность, воспринимают, хранят и обмениваются информацией, о неравномерности и асимметрии их функций.

Если вы хотите сообщить об ошибках, опечатках и прочих недостатках книги, то это можно сделать в форуме тут и через некоторое время исправленный вариант появится в библиотеках.

Антонина Коптяева , В первый том Собрания сочинений вошли романы: Предваряет издание творческо-биографический очерк В. Действие происходит в Сибири на золотых приисках в конце х годов. Александр Чернобровкин , Сергей Сергеев и др. Слава Сергеев , Места пребывания истинной интеллигенции. Скачать книгу FB2, Губкина, четыре курса учился в Литературном институте им.

Недоумок с магическими способностями. Не опасно ли такого обучать заклинаниям? А станет ли герой искусным Колдующим, покажет только время… Часть 1. Альтернативная история , Боевая фантастика. Альтернативная история , Исторические приключения. Гунар Цирулис , Анатоль Имерманис. Печатается по тексту, подготовленному М.

Над нею писатель работал в конце года. Курочкин намеревался написать произведение, главным героем которого должен был стать Павел Теленков. Позднее другие замыслы отвлекли Виктора Александровича; к повести о Теленкове он не возвращался. Публикуемый отрывок поможет вдумчивому читателю расширить представление о персонажах повести….

Почти все произведения писателя Олега Селянкина изображают героический подвиг советских людей в годы Великой Отечественной войны: Темы их не придуманы писателем, они взяты им из реальной военной жизни.

В романах, повестях, рассказах много автобиографичного. Селянкин — морской офицер, сам непосредственно участвовал во многих боевых событиях. Да, случалось такое, что окружающие к нему обращались по имени-отчеству: Повесть о жизни московских семиклассников. Новый разведрейд корректировщиков истории — теперь уже не на Великую Отечественную, а на Гражданскую войну.

Адольф Гитлер лично распорядился поймать и повесить Эренбурга. Сборник ранней прозы Владислава Крапивина. Здесь вы найдете совершенно разные произведения: Но все произведения этого сборника, несомненно, объединяет увлекательность сюжета и яркость повествования.

Оставить озыв о сайте. Товарищ жандарм Станислав Сергеев Месть. Записки жандарма Спиридович И. О друзьях-товарищах Олег Селянкин Почти все произведения писателя Олега Селянкина изображают героический подвиг советских людей в годы Великой Отечественной войны:

Posted on

Читать книга фетисова овертайм

Бред Халл опоздал на 20 минут, так и не попал на пикчер. Оказалось, что он с Грецки, а они большие друзья, рванули в Лас-Вегас на ночь, поиграть, а самолет из Вегаса вылетел с опозданием. Грецки успел, потому что у него другая конференция и он фотографировался после нас, а Бред, хотя и участвовал в матче, на фотографию не попал. Сфотографировались, покатались по кругу, потом снялись по клубному принципу: Потом — кто с кем хочет.

Нас, бывших советских, оказалось пять человек, двое русских и Олег Твердовский. Поснимались, подурачились, шайбу побросали. Фотографирование обязательно для всех.

Несколько компаний, которые выпускают рекламные карточки, выстроили нас всех еще и в индивидуальную очередь. Каждый должен был сфотографироваться в форме Оллстарз своей конференции.

Потом — встреча с прессой. Наша команда первой вошла в огромный зал, журналистов просто тьма. Я думал, что ко мне вопросов будет немного, но оказалось наоборот. Больше всего внимания уделяли мне, возможно потому, что почти все ребята уже участвовали в Оллстарзгейме, а я — новичок. Вспомнили все мои приключения с отъездом из СССР: Моура долго потом кипятилась, хотела подавать на русскую газету в суд, но я ее отговорил.

Долго я стоял в окружении журналистов, вспоминая те уже далекие подробности страшного противостояния. Журналисты были из Европы, Японии, отовсюду, только не из России. Такое международное внимание было довольно приятно, но, может быть, именно в этот момент я подумал: Хотя, наверное, до смерти ничего уже не забуду…. Когда фотографирование и пресс-конференция закончились, мы переоделись и вернулись в гостиницу.

Это когда игроки из каждой команды начинают индивидуально соревноваться за победу в специальном номере. Допустим, кто самый быстрый, кто самый меткий, кто лучше бьет буллиты? Каждой команде дается по три попытки, и за успех засчитывают очки. Мы выбираем тройку сами, предположим, самых быстрых. Они бегут, и тот, кто выиграл забег, приносит команде одно очко. Вдобавок тот, кто показал лучшее время, приносит еще два очка. Потом полагалось обводить стойки, потом — кто сильнее бросит, потом — кто меньшим числом шайб собьет четыре мишени в разных углах ворот.

В конце — буллиты. По очереди выставляются все три вратаря, и каждая команда — восемнадцать человек — бьет буллиты. Каждый гол — это очко. Я бросал Гашеку, но не забил. В конце, когда проходило рукопожатие и я к нему подъехал, он сказал: Гашек до сих пор неплохо говорит по-русски.

Серьезности конкурса нужно было придать какой-то оттенок, чтобы люди почувствовали праздник. Поэтому комментарий на стадионе был наполнен всевозможными шутками. Комментаторы ездили на коньках, их на льду каталось трое или четверо. Они никого и ничего не пропускали. Вечером состоялся грандиозный прием на военно-воздушной базе, неподалеку от Сан-Хосе. По специальным пропускам на военную базу так просто не попадешь , в огромном ангаре, ремонтном или стояночном, точно я не знаю.

Самолеты из ангара убрали, но один стоял в углу. Креветки, устрицы, лобстеры горами лежали. Музыка грохотала, викторины разыгрывались, а все оставшееся место в огромном ангаре было занято людьми.

Там, конечно, собрались все: Для докторов Оллстарзгейм как бы поощрение, каждая команда посылает своих медиков, чтобы они могли встретиться и пообщаться, у них там в это время свои семинары проводятся. Может, кто-то и приехал, но политики никак не были обозначены. Зато везде стояли на постах ребята-военные в парадной форме. Ходишь по ангару — одни знакомые, устаешь общаться. Встали мы, русские, к одному столу и далеко от него не отрывались.

Люди подходили к нам, многих я не видел давно. Когда все уже собирались переезжать в ночной бар, мы отправились в гостиницу, потому что приехала телекоманда из Москвы. Люди прибыли по-русски, без звонка, пришлось им уделять внимание, не бросать же, тем более — приехали они без аккредитации, без заявки на нее, значит, надо помогать им добывать пропуска, чтобы они могли везде пройти, а вот снимать было запрещено.

У каждой конференции есть свой тренер, он же тренер ведущей команды чемпионата. Неважно, может быть, к началу Оллстарзгейма эти команды уже не будут на первом месте, но именно к определенной дате, допустим, 20 декабря, тренеры команд, имеющих лучший результат в каждой конференции, назначаются тренерами, а менеджеры этих клубов начинают создавать команды Оллстарз.

Во-первых, шесть человек, которых выбрали болельщики голосованием: По две кандидатуры, как я уже писал, может предлагать комиссионер Лиги. Так собираются команды Оллстарз. Наш тренер заранее объявил, что утренней раскатки перед игрой не будет, расслабленность полная.

Каждый игрок имел право пригласить в этот день на матч родителей, родственников или двух друзей. За счет организаторов им предоставляются даже номера в гостинице, где для всех гостей был организован обед. Для каждой конференции в разных ресторанах тоже накрыли столы. Открыли в гостинице большой зал, куда все могли прийти. Весь день перед игрой друзья и родственники там прогуливались.

Вообще, деление на Восток и Запад довольно условное. Ведь Детройт, играющий в Западной конференции, ближе к Восточному побережью, чем к Калифорнии, которая на Западном.

Игра получилась без обороны. Никто заранее не сговаривается, что не будет силовых приемов, что по бортам никого не будут размазывать. Это само собой разумеется. Последнее удаление на Оллстарзгейме было в году. Пол Коффи кого-то зацепил за ногу, игрок упал. Оллстарзгейм — игра, которая проходит на чистом мастерстве, без удалений, без драк: Отчасти — холодное исполнение без души. Горячих чувств в эту игру не вкладывают.

Правда, последние два года стали вводить какие-то премии для победителей, а до этого просто люди играли в хоккей в свои выходные. Но если говорить о матче, в котором я участвовал, то игра получилась достаточно зрелищной: Гашек стоял насмерть, забить ему в этот день было невозможно, он творил чудеса.

Так что зрители не были разочарованы. Случай с Гранато — уникальный в хоккее. Ему сделали в прошлом году трепанацию черепа — вырезали опухоль, а в этом — парень уже играет.

Когда представляли его на льду, стадион встал и все игроки ему хлопали. Как надо любить хоккей, каким надо быть не то что мужественным — отчаянным, чтобы после такой операции выйти опять на лед. Тем более что стиль игры Тони более чем активный: У болельщиков появление Тони на льду всегда вызывает восторг и овации. Нолан в этой игре забил три гола, то есть сделал хет-трик.

Когда стали объявлять лучшего игрока матча, весь стадион кричал: Марк тоже забил три гола, но за команду-победительницу. Закончились эти два дня. На скилкомпетишен я в раздевалке много времени проводил с ребятами, поговорить с которыми во время сезона не удается, если не играешь в одной команде. Наконец пообщался с Крисом Челиосом, мы столько играем друг против друга и никогда — в одной команде. А нам есть что вспомнить: Много было ребят, с которыми я сталкивался только на льду, только как с хоккеистами под такими-то номерами.

А здесь после игры мы сидели в раздевалке, говорили обо всем на свете. Там у них в Сан-Хосе сауна, посидели и в ней с пивом, вспомнили прошлые сражения. Дружелюбная обстановка; наверное, она всегда такой получается, когда все свои собираются, все из одного бизнеса, всем все понятно, ничего объяснять не надо.

Обидно, что с нами не было Игоря Ларионова, но я уверен, что он будет в составе следующего Оллстарзгейма. Вечером мы своей русской компанией пошли на ужин, заняли большой банкетный стол. Сидели, болтали, а к нам приходили ребята из разных клубов. Московские телевизионщики брали интервью, хотя это категорически запрещено, но там в секьюрити ребята были знакомые, разрешили. Сидели до самого закрытия. Сережа Макаров был с нами. Потом пошли в гостиницу и по дороге встретили Гарри Бетмена и всех его заместителей: Я поблагодарил их за то, что они меня пригласили.

Брайан ответил, что если бы я приехал лет на десять пораньше, то играл бы все эти десять лет. Гулянье продолжалось, но мы поднялись ко мне в номер: Паша Буре, Олег Твердовский. Мы сидели и обсуждали свои дела еще часа два. Потом Володя Буре зашел, телевизионщики забежали, рассказывали последние московские новости.

Разошлись часа в три, а утром уже улетать — нам надо было успеть на очередную игру: Стиви уже из Детройта вместе с командой прилетел на самолете в Монреаль. И хотя мы с Брейденом прилетели быстрее, дорога все же заняла девять часов. Но не только поэтому к матчу я восстанавливался непросто.

Слишком эмоциональный, хотя и хоккейный, получился перерыв. Но я думаю, что иногда такие два дня в жизни дают больше, чем месячный отдых. Я впервые провел пару дней в высшем хоккейном обществе. Более того, я ощущал себя равным великим игрокам НХЛ — сильнейшей хоккейной лиги на сегодняшний день в мире. Я заслужил то, что дается не только долгим стажем, не только десятками наград и званий, а еще чем-то, что объяснить невозможно.

Может, уважением лучших и сильнейших. Мог ли я об этом мечтать несколько лет назад! Золотой скелет в шкафу. Ужас на поле для гольфа. Шепоты и крики моей жизни. При использовании материалов библиотеки ссылка обязательна: Текст книги " Овертайм ". Если вы считаете, что размещение материала нарушает чьи-либо права, то сообщите нам об этом. Оплатили, но не знаете что делать дальше? Перейти на страницу книги. К счастью, мы не умеем заглядывать вперед. Впереди было еще два Кубка, признание лучшим защитником ХХ века, место в Зале хоккейной славы, пост руководителя российского спорта, создание Федеральной программы по развитию спорта, победа Сочи в Гватемале, членство в Совете Федерации от Приморского края… Много всего было разного и не такого радужного.

Перейти на страницу книги "Овертайм". Утром приехал на стадион, но тренер мне сказал: Я вернулся домой, мне становилось все хуже и хуже, прилег на пару минут и уснул. Моя жена Лада встречала нашу пятилетнюю дочь после подготовительной школы, потом они должны были ехать то ли на музыку, то ли в бассейн, в общем, дома никого не было. В начале четвертого быстро оделся и спустился вниз.

Слышу голос генерального менеджера. Как правило, если он звонит тебе домой после обеда, значит, что-то не в порядке: Это Джимми звонит… У меня есть для тебя хорошая новость. Оллстарзгейм — это своеобразный НХЛовский турнир, когда встречаются сборные двух конференций — Запада и Востока.

Комиссионер располагает двумя голосами, чтобы выдвинуть кандидатуры игроков для каждой конференции от себя. Обычно он называет свои кандидатуры, исходя из принципов: В общем, происходит выбор заслуженного и морально безупречного ветерана, выбор, наверное, непростой, потому что в Лиге почти семьсот хоккеистов в обеих конференциях, которые играют в двадцати шести командах.

Оглушенный новостью, я выскочил из дома, еду в аэропорт, и какое-то странное состояние: Не знаю, но сразу одной только радости не было. Прилетели мы в Даллас, пошли ужинать, я позвонил домой, но Лада с Настенькой еще не вернулись. Лада в курсе, ей уже рассказали о решении Бетмена, но виду не пода-ет: Как дела, какие новости? Первой не выдержала она: Лада, по-моему, была рада больше, чем я. Столько женских эмоций в трубке!

Оллстарзбрейк — фантастическое событие для американского хоккея. Когда проходит это представление, то наступают пять дней перерыва в регулярном чемпионате. Обычно не занятые в Оллстарз игроки отправляются либо во Флориду загорать и купаться, либо в Колорадо кататься на лыжах. Поэтому каждый строит для себя планы: В середине декабря, перед Рождеством, уже у всех разработаны подробные схемы: А мы с Ладой, русские люди, бесхитростно должны были прибыть в Нью-Йорк и жить в своем доме в Нью-Джерси.

В один из вечеров нас пригласили на юбилей жены моего друга. Провал возник из-за того, что половина команды болела, мне приходилось играть очень много, так что месяц пролетел как день. Анастасию мы решили с собой не брать, потому что от нас до Калифорнии пять с половиной часов полета, а ехать надо всего на три дня. Она осталась в семье наших американских друзей, Криса и Лори Брошер, а мы отправились вчетвером: К Стиви жена потом прилетела прямо в Сан-Хосе, она уже где-то отдыхала с подругой.

Сели в самолет, клуб купил нам билеты в первый класс, в Америке это раза в три дороже, чем просто в коммерческом. Все выглядело очень солидно.

К тому же кто-то из болельщиков, работающих в авиакомпании, прислал каждому по корзине с фруктами и вином. Стюардесса, которая их передавала, сказала, что видит такое в первый раз. Она, похоже, не знала, кто мы и откуда. Если бы экипаж был детройтский, вряд ли бы ей пришлось удивляться. Прилетели в Сан-Франциско — это в получасе езды на машине до Сан-Хосе.

Нас встретили лимузины, кто хотел — мог ехать в Сан-Хосе, кто хотел — мог остаться погулять в Сан-Франциско. Для Стиви это был не первый Оллстарзгейм, поэтому он мог выбирать. А мы решили поехать именно туда, чтобы почувствовать всю атмосферу этого невероятного хоккейного шоу, тем более что уже договорились с Сережей Макаровым а он жил в Сан-Хосе о встрече.

Позвонили ему из машины, сказали, что через 40 минут будем в Сан-Хосе, а он радостно сообщил, что уже заказал ужин… в Сан-Франциско. Поужинали в хорошем ресторане.

Уговорил Макарова, он отнекивался: Наконец уговорили, и действительно не зря: На приеме оказались ребята, с которыми я играл в Нью-Джерси, а главное, их жены. Тут Лада душу отвела: Часа два Лада болтала, не останавливаясь. За нее я совершенно уверен, но, думаю, и Серега тоже неплохо провел вечер. Напитки, кстати, были любые, но по углам никто не валялся. К тому же на следующее утро, часов на девять, назначили фотографирование. В девять наша конференция — Запад — снималась, а в десять — Восток.

В конце концов получалось, что в отпуске ребята делали общественную работу. С одной стороны, конечно, каждому приятно быть в числе Оллстарз, но с другой — это шоу работает на Лигу и у каждого в этом спектакле есть роль. Оллстарзгейм — популяризация НХЛ, популяризация хоккея. Отмечу попутно, что игра, в которой я принимал участие, транслировалась на стран.

Это о чем-то говорит? Все герои этого представления ведут себя абсолютно раскованно и естественно. Посторонних там не бывает, может, поэтому царит семейная обстановка.

Я не знаю, кто финансирует это мероприятие, но почти уверен, что ответственным за его проведение становится хозяин той команды, где проводится очередной ежегодный Оллстарзгейм. Может быть, и Лига входит с какими-то процентами, но мне показалось, что хозяин команды отвечает за все.

Но и, естественно, то, что он зарабатывает с этого шоу, идет ему в карман…. Сергей подошел к нему, поздоровался он играл у него в клубе почти три года.

Секьюрити сумасшедшие — стоят на каждом углу. Зашли в гостиницу — огромный холл, а там кого только нет: Так закончился вечер пятницы. А утром, в субботу, был организован транспорт — все по минутам расписано: Полагалось поставить автографы на всяких предметах, которые принесли в раздевалку: Все это потом продавалось на благотворительном аукционе. Аукцион — часть шоу: После автографов нужно было надеть форму, приготовленную специально для Оллстарзгейма, и пойти на тимпикчер, то есть сфотографироваться всей командой.

Бред Халл опоздал на 20 минут, так и не попал на пикчер. Оказалось, что он с Грецки, а они большие друзья, рванули в Лас-Вегас на ночь, поиграть, а самолет из Вегаса вылетел с опозданием. Грецки успел, потому что у него другая конференция и он фотографировался после нас, а Бред, хотя и участвовал в матче, на фотографию не попал. Сфотографировались, покатались по кругу, потом снялись по клубному принципу: Потом — кто с кем хочет.

Нас, бывших советских, оказалось пять человек, двое русских и Олег Твердовский. Поснимались, подурачились, шайбу побросали. Фотографирование обязательно для всех. Несколько компаний, которые выпускают рекламные карточки, выстроили нас всех еще и в индивидуальную очередь. Каждый должен был сфотографироваться в форме Оллстарз своей конференции. Потом — встреча с прессой. Наша команда первой вошла в огромный зал, журналистов просто тьма. Я думал, что ко мне вопросов будет немного, но оказалось наоборот.

Больше всего внимания уделяли мне, возможно потому, что почти все ребята уже участвовали в Оллстарзгейме, а я — новичок. Вспомнили все мои приключения с отъездом из СССР: Моура долго потом кипятилась, хотела подавать на русскую газету в суд, но я ее отговорил. Долго я стоял в окружении журналистов, вспоминая те уже далекие подробности страшного противостояния. Журналисты были из Европы, Японии, отовсюду, только не из России. Такое международное внимание было довольно приятно, но, может быть, именно в этот момент я подумал: Хотя, наверное, до смерти ничего уже не забуду….

Когда фотографирование и пресс-конференция закончились, мы переоделись и вернулись в гостиницу. Это когда игроки из каждой команды начинают индивидуально соревноваться за победу в специальном номере. Допустим, кто самый быстрый, кто самый меткий, кто лучше бьет буллиты?

Каждой команде дается по три попытки, и за успех засчитывают очки. Мы выбираем тройку сами, предположим, самых быстрых.

Posted on

Книга ирина богданова неувядаемый цвет читать онлайн

Синода в их противоположности друг другу зеркально отражают наш сегодняшний день, то все вокруг тебя будет в миноре? Единственной причиной этого являлось его нежелание со мной встречаться! В последний момент, как если бы он вернул товар в последующие дни, 07 марта 2015 года Здравствуйте.

Posted on

Гарольд мур мы были солдатами и были молоды книга читать

Могу сказать без ложной скромности: мне удалось сделать захватывающие открытия, как мы изначально и объявили. С юности принцесса отличалась красотой, Айдана.

Кем был, если комп подключен к интернету, автор хорошо пишет эпизоды. У нас в батарее бойцы в подавляющем большинстве являлись старыми артиллеристами.

Posted on

Книга павла еникеева стрептокарпусы читать

Купить за грн только Украина в Grenka UA. Оно имеет широкий ареал, занимающий в основном тропические и субтропические области Азии, Африки, Америки и Восточной Австралии, а также Мадагаскар и Новую Зеландию. Мы используем куки для наилучшего представления нашего сайта.

Продолжая использовать данный сайт, вы соглашаетесь с этим. Другие книги схожей тематики: Пузырева Стрептокарпусы Стрептокарпусы - близкие родственники известных всем сенполий узамбарских фиалок. Паша мне всегда посылки передает рейсовым автобусом: Пишу всем суммы и реквизиты на оплату, вы мне - реквизиты для отправки и я отправляю Новой Почтой, Ин-Таймом или Деливери на ваш выбор.

Девочки, в ближайшие дни сделаю заказ. Паша предлагал уже сегодня передать мне книги, но я пока еще жду решения пары человек по поводу приобретения, поэтому еще не знаю точное количество. Хотя, конечно, самой ужасно не терпится ее получить и почитать, так как уже поделились впечатлениями о ней те мои знакомые коллекционеры, которые заказали и получили книги. Девочки, вроде бы все, кто хотел, определились, так что книги приедут ко мне в субботу.

Можете писать мне в личку свои данные для отправки, отправлять буду с понедельника. Надеюсь, книга вам понравится. Обсуждение политики на нашем сайте запрещено. Форумы Ярмарка Сегодня Вот условия Павла цитата: А с бегониями получилось смешно.

Я купила несколько сортов, самых-самых, и пообещала Павлу, что на этом остановлюсь. Да, должна сказать, с приобретением новых цветов теперь у нас строго — места нет. Но я не сдержалась, и купила еще несколько, и еще… Павел заметил, что их стало больше, а я сказала, что это просто те разрослись и размножились… Ну да, он, конечно, посмеялся вместе со мной И тогда я применила козырь, сказала, что стану их опылять. После этого он сам выбрал для покупки еще несколько сортов. Декоративно-лиственные бегонии мне нравятся тем, что они красивы всегда, в любое время года.

И если бы мне сказали, что вот прямо завтра мне нужно участвовать в выставке — у меня всегда будет несколько шикарных растений выставочного уровня. Из всех растений, которые у меня когда-либо были, декоративно-лиственные бегонии — самые легкие в выращивании. Сейчас мы пробуем заниматься клубневыми бегониями. У них просто сказочные цветы! Но они все же сложнее в уходе, чем декоративно-лиственные, и я себя с ними еще не очень уверено чувствую. Какими направлениями селекции, конкретными гибридами вы гордитесь?

Ваши самые любимые шедевры. Писходелик,Решайся, это первое, что приходит на ум. А вообще мы любим все наши сорта. Каждый сорт — маленькая ступень вверх, которая дает возможность сделать шаг на следующую ступень. Поэтому мы гордимся даже старыми своими сортами, потому что они на время создания были шажком вперед, и без них не было бы следующих сортов.

Алхимическая серия, когда цветки меняют свой цвет по мере взросления Мистика. Серия настоящих красноцветковых стрептокарпусов, выведение стойких к внешним условиям Алые паруса, Аленький цветочек.

Фантазийники , с насыщенным практически черным цветом, контрастные, махровые и невыцветающие, сохраняющие пигмент Кот бегемот, Решайся, Огонь. Ксерофитные сорта, способные жить без полива несколько дней, и не терять тургор в при этом, даже при сухом воздухе Кружевное облачко. Цветы формы звезда Алая Звезда. Гипермахровые цветы силиваны Вечность, Розочка. Огромные цветки более 12 см Грозовой Фронт , в том числе и махровые Элефант. Гиперрюшастые цветки, в которых край лепестков растянут в несколько раз Клифф Янг.

Фестончатый край лепестков Сверхнасыщенный пигмент за счет ввода в селекцию природного сорта нобилис Сейчас работаем над мини с розеткой, подобной фиалочной, за счет ввода в селекцию природного вида Вариабилис. Мне очень нравится, как всесторонне вы развиваете бренд Диметрс. Имею ввиду всю просветительскую и популяризаторскую работу: Скажите, какую свою основную миссию вы видите в этом направлении, чего хотите добиться?

Нам нравится показывать людям, какими красивыми могут быть стрептокарпусы, бегонии, фиалки… До сих пор многие люди даже не представляют, как далеко ушла селекция этих цветов. До сих пор встречаются люди, которые удивляются, глядя на современный сорт, что такое бывает. И нам хочется рассказать об этих красивых цветах как можно большему количеству людей. Не так давно вышла книга Павла про стрепокарпусы. Не держала ее в руках, но видела обзоры.

Что было самым сложным в подготовке и издательстве книги? Удалось ли окупить ее расходы? Самым сложным было редактирование и составление книги, как единого целого, из набора разношерстных статей. Написать сто статей по отдельности гораздо легче, чем написать цельную книгу, пусть даже с меньшим содержанием. Про расходы — мы не тратили денег на издательство книги. К Павлу обратились из издательства с предложением написать книгу о стрептокарпусах. Сказали, что читали много его статей, и его стиль изложения доступен и интересен.

Павел с энтузиазмом принялся за работу, и через два года книга была издана. Ему полагались приличные авторские, но он предпочел получить их книгами. Так что у нас еще много книг: Книга получилась очень качественная, как по содержанию, так и по внешнему виду. Мы безмерно благодарны издательству Мастер-Класс. С чем самым сложным вы столкнулись за время развития Диметрис? А что было самым приятным? Самое сложное — это отсутствие стабильности в стране.

Самое приятное — благодарности наших покупателей. Ну и, конечно же, мы испытываем настоящее счастье, когда получаем новый сорт, такой красивый, что нам даже не снился! Кстати, мне когда-то приснился один несуществующий сорт. Будто расцвел сеянец стрепса, имеющий невиданный окрас: А нижние лепестки били ярко-желтыми, и они были обрамлены четкой фантазийной каймой — розовой с синими фрагментами.

Прошло всего несколько месяцев и у меня расцвел сеянец из моего сна! Это сорт мы назвали DS-Радость. Недавно мне приснился сеянец стрепса полностью зеленый. Ну, как у фиалок — такой мрачно-зеленый, не салатовый. Вот бы такой сорт получить! Если помечтать, то что бы вы хотели реализовать в цветоводстве, если бы было неограниченное количество времени и финансовых ресурсов?

Posted on

Потомки адама книга волкова п.в читать

Сергия Радонежского, , с. Описана и систематизирована М. Возраст олдувайской культуры около 2 млн. Не допускаются комментарии бессодержательные, оскорбительного тона, не имеющие своей целью плодотворное развитие дискуссии. Обьём комментария не должен превышать знаков. Републикация материалов в комментариях не допускается. Просим читателей обратить внимание на то, что редакция, будучи ограничена по составу, не имеет возможности сканировать и рассылать статьи , библиограммы которых размещены в росписи статей.

Более того, большинство этих статей защищены авторским правом. На просьбу выслать ту или иную статью редакция отвечать не будет. Вместе с тем мы готовы рассмотреть вопрос о взаимном сотрудничестве, если таковые предложения поступят. Адрес электронной почты опубликован не будет и будет виден лишь модераторам.

Вступить в сообщество Какой у меня пароль? Тема проникновения огня в железо и ее использование в контексте описания обожения человека в святоотеческой традиции 19 февраля г.

Свобода как эсхатологическая реальность 5 января г. Время и вечность в учении святых отцов о воплощении Бога-Слова. То есть, получается, что " нетварный ". Феодора и стали обвинять меня в невежестве. Игнатия, которого Вы по недоразумению записали себе в союзни Историческое происхождение и богословская интерпретация обычая служения Божественной литургии иереями при закрытых Царских вратах.

Одним из следствий заблуждения че Экспериментальная археология о человеке до Потопа. Проблема происхождения человека всегда волновала человечество.

Где, когда и как возник род человеческий? Нетрадиционный и в то же время конструктивный подход в изучении данной проблемы предложен в новой книге П. Экзегетика и герменевтика , Библейская археология , Антропология. Зарегистрировавшиеся посетители могут подписаться на рассылку комментариев к этой статье. Правила о комментариях Все комментарии премодерируются.

Подписаться на рассылку комментариев к этой статье. Введите текст, написанный на картинке:. Личность перед лицом развития глобализационных процессов: Как создать православный апологетический центр. Как избавиться от страха и начать жить 31 октября г.

Семинар по проблемам кодификации церковного законодательства. Часть 2 19 февраля г. Часть 1 18 февраля г. Издания на русском языке Ньютон Исаак. В память о Лидии Успенской 5 августа г. Древлехранилище памятников иконописи и церковной старины в Русском музее. Смотрите канал портала на YouTube! Все права защищены Да и сам человек формировался отнюдь не только под воздействием сил природы Этот, в общем-то, вполне очевидный, но далеко не всеми осознаваемый тезис вынуждает автора книги обратиться к вопросу происхождения религии, искать её корни в глубинах человеческой истории.

Полученные результаты удивляют и восхищают. Целый ряд сложнейших проблем современной науки изложен в книге в ясной и совершенно доступной форме. При этом автор нигде не опускается до упрощенчества. Будучи глубоким и тонким знатоком истории, археологии, хронологии, стратиграфии, палеогеографии, он даёт возможность читателю самому погрузиться в атмосферу научного поиска и совершенно осознанно воспринимать приводимые аргументы и заключения. Читатель, минуя сомнительные приёмы научной фантастики, оказывается соучастником, сопереживателем забот и дел древнего человека, погружается в эпоху палеолита — древнейший период человеческой истории.

Книга невольно заставляет задуматься об интеллектуальных возможностях, психологических, эмоциональных и духовных потребностях наших далёких предков. Что унаследовало современное общество? Что мы потеряли на протяжении последних тысячелетий и за последний десяток лет? В настоящее время совершенно очевидно, что важнейшие проблемы, которые стоят перед каждым человеком и человечеством в целом, — отнюдь не технические.

Уровень современной науки столь высок, что перед человеком практически не существует невыполнимых технологических задач.

И главными барьерами на пути достижения поставленных целей являются вопросы этики и морали. Чем выше и надёжнее эти барьеры, тем безопаснее движение человечества по пути исторического развития. Эта проблема находится на острие современной научной мысли.

Здесь же отражены все сложности и противоречия, возникающие на нашем пути постижения Божьего Замысла. Актуальность этой темы трудно переоценить. Предлагаемая автором концепция происхождения человека логична и естественна. Интерпретации не противоречат данным современной палеонтологии, а древо генезиса человечества выглядит вполне приемлемым и для специалистов-антропологов. Защита христианского мировоззрения строится здесь не только на критике оппонентов.

Читатель увидит более полный подход к задачам апологетики, — этот труд позитивен и созидателен. Имя французского археолога Тейяра де Шардена упоминается в тексте не часто, но читателю совершенно очевидно, что в первую очередь именно его суждениям о человеке автор противопоставляет свой, совершенно иной, глубоко продуманный и гармоничный взгляд на мир.

Книга представляет собой существенный вклад в дело сближения богословия и науки. А без этого невозможно и столь необходимое сейчас единение наших усилий для познания и понимания мира.

Posted on

Книга веллера наш хан и князь читать

Можно подумать, что директора школ сами не учились на тройки, ага. И вот сейчас, специально для лодырей и бездельников, некоторые из которых хоть и стали губернаторами и олигархами, а историю родины все равно знать не удосужились — мы вкратце повторим. Повторение — мать учения, вашу так! Биография человека — это его характеристика: Кто он, каков он, чего стоит и заслуживает ли уважения, не говоря о любви.

И одна из важнейших сторон характеристики — это к какому народу и какой стране он принадлежит. Какого рода-племени будешь, добрый молодец? Чем славны твои соплеменники, на что способны, как к ним соседи относятся? Я — не только умный, сильный, добрый и храбрый. Или слабоватый, глуповатый и ненадежный.

Но я — из моего класса, школы, района, города. Из моей роты, полка, моего рода войск. Из моего института и моей науки. Моего народа и моей страны. Это все — за мной стоит и меня характеризует.

Я часть этого всего. И, малая часть, горжусь тем целым, к которому принадлежу. Пушкин и Гагарин, Бородино и Сталинград — это моя страна и мой народ. И через принадлежность к этому целому, через свою родовую, племенную, национальную причастность к величию и героизму этого целого — я ощущаю смысл своей жизни.

Я осознаю себя молекулой общего величия. Не сама собою ценна молекула, ничтожна она сама по себе — но как неотъемлемая часть общего величия несет на себе она отблеск и значение общей славы. Потом оказалось, что, как это часто бывает с историей, автор начал настолько издалека, что успел утомить ещё до конца ознакомительного фрагмента.

Из которого, кстати, так и не ясно о чём книга. Дмитрий Донской, Тохтамыш наш князь и хан, как уже вы догадались , а также Мамай, Сергий Радонежский и многие другие. Кои мифы Михаил Веллер бесстрашно бросается развеивать. Ведь среди его героев, куда ни глянь, сплошь святые. Сергий Радонежский, митрополит Алексей, Дмитрий Донской. Да последний ещё и совсем недавно канонизирован. А тут про него такое Хотя те, кто более-менее пристально интересуется эпохой не найдёт здесь новых фактов.

Автор просто предлагает взглянуть под иным углом на уже известные. Собственно и выводы, которые он делает, тоже не новы. Эпоха противоречивая, источники скудны. Да ещё и всё идеологизировано донельзя. Покладистый был ребёнок и умненький. Этот вопрос, столь актуальный для русского бизнеса и прожорливой власти на рубеже XXI века, во второй половине века XIV стоял куда острее.

Монгольская Империя занимала три четверти обитаемых территорий всего материка Евразии. Про монголов необходимо понимать, что они занимаемые страны не оккупировали. Они взаимно ассимилировали с местным населением — в плане культурном, языковом, экономическом. Все местные религии были неприкасаемы.

Если прикажут — поставляй требуемое число воинов в крайне редких случаях. Вся региональная власть своя собственная, но — утверждается в метрополии. Столица — в интересующее нас время — Новый Сарай, Сарай-Бёрке. Процветающий торговый город располагался на берегу Ахтубы, ближе к нижнему течению Волги. Так вот — этой самой Золотой Орды к году скорее не существовало: Ак-Орда — Белая Орда — это, грубо говоря, её западная половина, куда входила и Русь.

И в описываемый момент восточная часть подчинялась западной. Вы этим особо не заморачивайтесь, потому что учёные историки спорят и точно ничего не знают. Но суть в следующем:. Мамай подмял под себя едва не всю Белую Орду. Но бывал бит и из Сарая изгонялся исправно. Стал всё больше на Крым базироваться. А русские князья уж полтора века собирали в своих уделах налоги и сдавали их хану в Сарай.

Лично — или через уполномоченных лиц. А когда единого общепризнанного хана нет — кому платить? Замучишься платить всем — тебя же потом виноватым выставят. Это очень опасный момент, принципиальный, жизненно важный. И лучше всего — что? Лучше всего не платить никому, а погодить, как оно всё обернётся. Включать дурака, плакаться на нищету и изворачиваться.

С другой стороны, война стоит денег, и каждый хан а хоть губернатор или начальник таможни сурово требует, чтоб платили именно ему. Князь должен взвесить, чья крыша надёжнее. В чьи силовые услуги надо инвестировать. Этот экономический вопрос — вопрос выживания княжества. Чтоб тебя не разорили поборами — с одной стороны, и не пожгли дотла — с другой стороны.

И чтоб обнищавшие людишки, с голодухи забыв страх, не подняли тебя на вилы. И чтоб собственная дружина, освирепев от неуплаты, тебя же в тереме не прирезала. Нужна умная голова, стальные нервы и безмерная наглость. А правда — она в силе. А сила — она у Мамая. А сядет крепкий хан в Сарае — не откупишься: На этом фоне нынешние политические трудности и экономические просчёты — просто смешны.

Ханы в Сарай-Бёрке менялись, как марионетки над ширмой. А в ставке Мамая, что в низовьях Днепра, год за годом всё было стабильно. Лучший и преданный тумен стоял гарантом стабильности: Торговля, деньги, постройки, войска, дипломатические отношения с Генуей и Литвой. Мамай контролировал больше половины Золотой Орды, и стало его государство именоваться по-простому типа Мамаева Орда.

Он был серьёзен, он давал крышу и он входил в трудности русских князей. Строил с Русью позитивные отношения: В году митрополит московский и всея Руси Алексий отправился на переговоры в Литву.

Но по причине литовско-московской войны и церковных распрей был приказом великого князя Ольгерда схвачен и заточён. Мамай имел средства убедить Литву важного пленника отпустить. О митрополите Алексии и его огромной роли в истории Руси мы ещё скажем отдельно. А три года спустя, когда митрополит Алексий был фактическим правителем Руси при Дмитрии, ещё малолетнем, Мамай подписал с ним соглашение об уменьшении дани.

Что правильнее называть снижением налогов. И в том же году Мамай выдаёт ярлык на великое княжение Владимирское московскому князю Дмитрию. А тёмник Мамай при нём беклярбек. Ещё одно то есть: А мелькающих в Сарай-Бёрке ханов в гробу видала.

А что по Ясе Чингиз-хана, главному Закону Империи, те ханы законные, а Абдуллах — непризнанный и вообще не хан, — это нас никак не касается. Но умный Алексий пробует на прочность мамаеву власть, как умный пескарь подёргивает леску: Войны-то в Орде Ордах? И налоги идут Мамаю с задержками и недоимками. А в объяснениях проскальзывает наглость. И Москва мгновенно заявляет: Нет хана — нет проблемы. А кто там следующий — это ещё надо разобраться, посоветоваться. Вон из Золотой Орды тоже сигналы поступают от ихнего хана.

Так что мы посовещаемся, выслушаем все стороны, а тогда решим. Выйдя из терпения, в г. Мамай аннулирует ярлык Дмитрия и передаёт великое княжение Михаилу Тверскому.

А Тверь Москву вообще ненавидит, и есть за что тоже разговор отдельный. А Мамай предъявляет мировой общественности нового хана — восьмилетнего Мухаммед-Булака: А это вам кто?! Да с вас по жизни бабло причитается, и чтоб на брюхе приползли!

Москвичи спешно собирают всякие хорошие вещи и шлют к Мамаю гонцов с разъяснениями, что их неправильно поняли. И в г. Дмитрий едет к Мамаю лично, с поклонами подносит дорогие подарки и страшно кается в допущенном недоразумении.

Он уверяет в своей преданности великому хану! И его мудрому и могучему беклярбеку, да-да-да. Только очень-очень прошу вернуть ярлык на великое княжение. В интересах общего блага. Потому что Москва лучше сумеет собирать налоги и вообще влиятельнее Твери. Розмирье — это вражда. Миры дотоле согласных соседей разбежались в стороны и стали отдельны, неприязненны, чужды. Но пока без столкновений. Типа поссорились и перестали разговаривать.

За аналогичное преступление полтора века назад Козельск был вырезан под корень. Что Козельск — от Хорезма остался прах и пепел! Яса Чингиза подобное убийство считала тяжелейшим и непрощаемым преступлением.

Но могила Чингиза давно была затоптана конями и заросла степной травой. И монгол пошёл уже не тот. Вырезать и сжечь Новгород сил не было. Сами русские князья виновных никак не наказали — времена карательных походов Александра Невского минули безвозвратно.

Повеление выдать преступников осталось без ответа. Митрополит Алексий осудил преступление и предал анафеме убийц — но и только. Новгородское княжество независимо, в Великое Московское не входит, светские власти бессильны, а церковные что ж ещё могут?..

Отношения напряглись; неприязнь меж Русью и Мамаевой Ордой копилась. Мамай не мог оставить своих людей неотомщёнными, и обе стороны это знали. А войну ждали и к ней готовились.

Непобедимых армий не бывает, заверил летом сорок первого года разгромленный товарищ Сталин, и в данном случае был совершенно прав. В середине XIII века монголов боялись все, а они — никого. Но во второй половине XIV дело обстояло уже иначе. Степной порыв несколько выдохся, а хорошая жизнь расслабляет быстро. Кутлуг-беем, Хаджи-беем, а вот третьего нойона звали как-то не по-татарски — Дмитрий.

Нойон — это типа европейского барона или даже графа, знатный воин-землевладелец, аристократ; тот же русский удельный князь. Короче, вломили и Дмитру. И целиком территория Киевского княжества и Подол вошли в состав западного русского государства. Годы шли, и Московская Русь также стала пробовать монголов на вшивость. Рязанцы и карачаевцы собрались и нагнали отяжелевших террористов-грабителей на речной переправе. Ну, и покарали, сам бек еле спасся.

А через пару лет Булат-Тимур, эмир Волжской Булгарии, пошёл разжиться добром на Нижегородчину, был перехвачен суздальско-нижегородским войском на реке Пьяне, бит, рассеян и изгнан. То есть что ни год — шла такая борьба за мир, что камня на камне не оставалось. А Русь крепчала и бодрилась! И это вполне сошло ему с рук. Рязань вообще еле уворачивалась от полной гибели всё это время.

Вёл армию московский воевода Дмитрий Боброк будущий герой Куликовской битвы и фигура загадочная. В походе пожгли массу сёл и перебили массу народа. А была ведь та Волжская Булгария, что принципиально, улусом Орды. На тот момент — под ним, под неукротимым Мамаем. Булгарский начальник Хасан-хан проиграл битву под стенами столицы, заперся и уплатил отступного — рублей дани. И обязался платить дань ежегодно. И русские вывезли к себе все орудия. И посадили в городе своего таможенника — со всех идущих товаров взимать Москве пошлину, и вообще контролировать сбор дани.

Заметьте — почему взяли с Булгарии именно рублей, а не и не А потому что именно эту сумму Мамай требовал с Руси в качестве задержанной годовой платы. А денег не было. А тех, что были, было жалко. Так он ещё опустошает другой его улус и смеет обкладывать данью в свою пользу! То есть Москва решительно предъявила свои национальные интересы. Следующим летом, , на Русь движется с юга карательная экспедиция Араб-шаха Муззаффара.

То ли Мамай его послал, то ли он сам решил булгарский улус под ордынскую руку вернуть, после чего стал ханом в Сарай-Бёрке — учёные не знают, и мы не узнаем. А только всё на той же бранной реке Пьяне новая битва кончилась уже иным образом. Араб-шах разнёс русские полки из Владимира, Мурома, Ярославля и ещё несколько. Двое русских князей, командовавшие войском, погибли. Монголы разорили Нижний Новгород, сожгли Рязань ну просто проклятье какое-то , головешки остались и от Новосильского княжества.

Заодно нагрянула пограбить и мордва. И земли её той же зимой русские подвергли страшному опустошению. А вот в следующем году состоялась победная для русских битва на Воже — притоке Оки. Мамай отправил на Русь корпус из пяти туменов — 50 бойцов их никто уже не пересчитает и огромную цифру не уточнит. Великий князь московский Дмитрий Иванович лично командовал московским войском, к которому присоединились отряды Пронского княжества один из уделов Рязани и, возможно, псковичи.

Последовал страшный разгром и почти полное уничтожение захватчиков. Все монгольские командующие во главе с мурзой Бегичем погибли. Откуда у монгола белорусская фамилия — имя? И почему один из четырёх погибших нойонов-тёмников именовался Костров? Ну, славянам военная карьера в Орде отнюдь не возбранялось… Мамай отполз, затаив злобу, как писали в романах.

Да, так это случилось в , а в московиты опять отправились на войну. Литва у них зачесалась. С Литвой войны долго шли!..

Хотя подвергшееся очередному освобождению Брянское княжество то входило в Литву, то не входило. Но только уделы его Трубчевск и Стародуб перешли под московскую длань. Двадцать лет, предшествовавшие Куликовской битве, Русь воевала беспрерывно.

Всех битв и стычек мы здесь перечислить не в состоянии. Что ни год, что ни год, да ещё не по одному разу!.. Воевали с татаро-монголами и друг с другом. С Мамаем и с его соперниками. С Литвой и с мордвой. Заключали друг с другом союзы, которые тут же распадались и составлялись уже в новых комбинациях. И каждый пытался остаться независимым, и сам подчинить себе кого можно, и найти могущественных союзников, и кинуть их при первом выгодном случае.

Так что ко времени Куликовской битвы народ был идеологически отмобилизован и к бранному делу привычен. Модус вивенди, так сказать. Образ жизни, то есть. Ратное дело есть такая же естественная часть природы, как времена года, пахота на прокорм семьи и смена поколений. Ты собираешься разобраться лишь в одном историческом событии — и вскоре оказывается, что влез в дебри хитросплетений той эпохи, клубок разматывается и сплетается в паутину, твои мозги опутаны безумством связей и дат — и чем дальше в лес, тем наглее и бесчисленней мельтешат в глазах партизаны.

Что можно знать о средневековой истории, если сегодня мы так и не знаем, кто убил Кеннеди? Если советские архивы Второй мировой войны частично засекречены, частично уничтожены, а частично перевираются с особенным цинизмом?

Если сто лет подряд каждый лидер страны приказывает лить дёготь на предыдущего? А вооружённые силы России не сражаются там же с украинской армией ну разве что солдаты взяли отпуск и самовольно поехали провести его в Донбассе и повоевать там?

Историю пишут победители — это внешнеполитическую историю, когда война кончилась. А вообще историю пишут власти. Ставят задачу историкам — и историки оформляют желаемую власти точку зрения в монографии и диссертации.

Чем авторитарнее строй — тем управляемее история. И журналисты пишут историю — опосредованно. Журналисты создают идеологическую атмосферу в обществе. И историки, надышавшись этой идеологизированной атмосферой, пишут историю. Глаза у них от искреннего патриотического угара встают поперёк лба, и вот под таким углом зрения они и рассматривают историю. Но мы с презрением отвернёмся от этой продажной девки всех режимов. И обратимся к историкам честным и непредвзятым.

И что же мы имеем? Не понос — так золотуха. Не нравится чума на оба ваших дома? Что делает честный историк? Он валит факты, как самосвал кирпичи. Контуры постройки в этой груде уловить трудно. Факты заваливают и плющат историка, как лавина лягушку. Расплющенная лягушка гордится самоотверженностью своей жертвы.

И декларирует, что принципиально чуждается версий и тенденций. Истина — это лишь неоспоримые факты. А причины и мотивы — всегда неоднозначны и спорны. Беда в том, что заваленный фактами историк, не держась за путеводную нить версии, почему это всё стряслось, перестаёт видеть лес за деревьями. Остаются два принципа изложения фактов: Сделали то — вышло вот так. И тогда — и тогда! Потому что историк не в состоянии отделить принципиально важные факты от прочих груд и залежей.

С политической точки зрения всё объясняется стремлением к власти и могуществу. А в шестнадцатый номер — шампанского! Но ты же должен понять, какого хрена ты идёшь войной на соседа. Если пограбить — тогда хоть ясно. А если ты — мирный работяга, кормишь семью, умирать тебе неохота — чего прёшься в чужой предел?

Смерти ты боишься, калекой стать ужасаешься, убивать не любишь, разбогатеть с той войны не рассчитываешь. А вы думаете, идеологическая работа с массами появилась только в XX веке?

Вы полагаете, агитаторов изобрели большевики? Вы забыли, что мировоззрение верхушки матрицируется на нижние этажи социальной пирамиды? А стадный инстинкт вы полагаете присущим только быдлу, но высокодуховный народ ему не подвержен? Все ему подвержены, господа хорошие, либералы с консерваторами. И эксплуатируют этот инстинкт рекламщики всех мастей: Ибо человеку — на уровне инстинкта!

И ум инстинкту не помеха. Мы полагаем, что предки были глупее нас. Ну, простоватее, наивнее, что ли. Они не знали физики и математики, не имели радио и телефона, автомобилей и самолётов не было — жизнь их была куда примитивней и скуднее нашей. Вечер при лучине, из музыки — гусли и пение с притопами.

Вдобавок — что ужасно! Там из благих намерений выведены благородные недочеловеки. Они разговаривают выспренным, тяжёлым, неестественным, полуцерковным языком. У них нет чувства юмора, они практически не улыбаются, не шутят, а хохочут изредка тяжёлым оперным смехом, и чтоб было видно отличные зубы. В их отношениях нет лёгкости, естественности, простоты — всё с выломом, с вывертом, с надрывным историческим пафосом. Душевно и умственно проще. Достижений цивилизации лишены, в устройстве мира несведущи.

Нет — они умеют любить и ненавидеть, хранить верность и прибегать к коварству, проявлять доблесть и мстить. Но набор их чувств и стремлений краток и прост.

Правда, мощное древо патриотизма затеняет стремления половые, бытовые и стяжательские. На быт они внимания обращают мало. Чтоб там годами надрываться ради собственного домика, или отказывать себе в лишнем куске, чтоб жене обновку на ярмарке купить, или рыдать семьёй, что с князем уж который год не расплатиться — не, мы выше этого. Мы такие былинные патриоты. Не люди, а помесь Васнецова с Псалтырью.

Не портили девок, не вешались от несчастной любви, не крали у соседей, не выслуживались перед князем, не откупали правдами-неправдами сына от армейской рекрутчины, не завидовали богатым и удачливым, не радовались обновке, не хохотали беспричинно в юности, не чернели от горя при смерти близких.

Боже мой, они же были точно такие же, как мы сейчас. Чего-то не знали — зато знали другое; объём информации в мозгу всегда тот же. И так же всего хотели, и так же надеялись, и так же мечтали о справедливости, и хотели счастья детям, себе-то уж ладно. И у них, наших братьев и друзей, близнецов, сдвинутых временем в собственные предки, были те же представления о родине.

И о пользе своего народа. И об общем благе, которое выше личного. И о том, что власть всегда всё повернёт себе на пользу. И об изменениях, которые необходимы и во внешней политике, и во внутренней.

Чтоб не смели чужаки нам со стороны диктовать, как жить — у нас свои традиции и свои ценности, они нам дороги. И чтоб власть меньше под себя гребла, а больше бы о людях заботилась, жить им нормально давала.

И бояре преследовали свою пользу, а церковь — свою, а смерды мечтали о своей, а у князей болела голова, как всех примирить, и в кулаке держать, и казну наполнить, и у татар в милости быть. И ценились, как всегда, хитроумные и понятливые люди, которые могли сообразить и подсказать, как князю укрепить власть и разжиться добром, а чтоб при этом ещё подданные ему верили, любили, уважали и гордились. А вдобавок боялись и пикнуть не смели!

И на сторону не глядели. Потому что многознание фактов уму не научает. И повторить в стотысячный раз трафаретное их толкование может любой дурак. А история — это: Кому и какая была с того конкретная выгода?

Чего надо было людям, которые в этом участвовали? Какова истинная, глубинная, базовая логика и причинность всей катавасии, в которую ты влез? А для этого сначала надо подготовить поле работы. Искать корни странных и необъяснимых фактов и рыть вдоль них: Где основа корневища, где тело грибницы этих затейливых исторических нитей, которые вылезают наружу столь яркими и дикими грибами? Из тех грибов хлебать похлёбку — галлюцинации закружат.

И вот когда картина и карта фактов обнажена — тогда можно начинать разбираться, что всё это значит. А людишки в этой жизни были сложны и противоречивы, как всегда: И пока ты личика этого не разглядел, выражения глаз прищуренных не разобрал — ничегошеньки ты не понял. Дела перечислил, а страсти и замыслы тайной остались. Ты, главное, считаешь себя ну всяко чуток умнее их, потому что наперёд знаешь все их ошибки и просчёты. Зная всё — из умных книг, из мыслей и пересказов других людей — ты невольно воображаешь, что на их месте не совершил бы их ошибок.

Тебе же всё ясно. И ты поступил бы верно. А так — тебе явно их умственное несовершенство. И своё умственное превосходство. Дурак ты, дяденька, и мысли твои дурацкие.

Ты сам-то многого в жизни добился? Достиг высоких высот власти? Шансов не упускал, вокруг пальца тебя не обводили, как лоха не кидали внаглую? Ты твёрдо знаешь, как добиться в жизни всего желаемого — а ведь о власти и богатстве великого князя не мечтаешь, а?

Ты много битв выиграл, интриг сплёл, престолов занял? Молчи, вошь ничтожная в складке истории. Такой разведчик не имеет доступа к ранее не известным секретным архивам и документам. Не осуществляет слежку за объектами наблюдения. Строго говоря, он знает лишь то, что может узнать каждый. Работает с открытыми источниками: И на основании известных фактов, вычленяя некоторые из множества, он вскрывает систему действий, засекреченную к упоминанию.

Ищет взаимосвязи разрозненных событий, ставя вопросы: Он складывает разбросанные цветные стёклышки в стройную мозаичную картину Чертит контурную карту тщательно скрываемого секрета. Вторая непростая работа — это врач-диагност. Он считает пульс и мерит давление, смотрит язык и стукает по колену, выслушивает дыхание и интересуется температурой. И сообщает, чем человек болен и как лечиться. Заметьте — посмертного эпикриза, этого исчерпывающего аргумента бесспорной достоверности, у диагноста нет.

Носитель последней истины — патологоанатом. Но диагност, к счастью, обходится без вскрытия. Знание общей картины болезни позволяет установить истину по нескольким разрозненным, но характерным симптомам. И третья профессия — это реставратор картин. Ему надо смыть с драгоценного холста позднейшие верхние слои копоти и красок. Это занятие требует огромной бережности и знаний — чтобы не снять лишнего и лишнего не оставить.

Чтоб открыть прежний живой цвет и закрепить его. А для того необходимо хорошо разбираться в живописи предполагаемой эпохи, в жанровых особенностях, в манерах знаменитых живописцев.

И в случае удачи — из-под потемневшей мазни открывается шедевр, неожиданный в сиянии своей красоты. Ну и четвёртый — следователь. Подследственный сидит перед ним на стуле, курит предложенную сигарету, пьёт чай и искренне убеждает в своей невиновности. У него прекрасная трудовая биография, благородные взгляды, он помогает окружающим и душой болеет за родину. Все повороты биографии продиктованы гуманными взглядами.

А следователь суммирует в уме нестыковки такого литературного, вызывающего доверие рассказа — и врубает неожиданные вопросы. А откуда деньги на новую квартиру? А откуда у жены кулон пропавшей родственницы? А чем вы болели пять дней в сентябре, больничный можно ли глянуть, а то в поликлинике записи нет? И через неделю благородный человек трясущимися руками пишет чистосердечное признание. А отсидевший год ни за что бедолага выходит на свободу со снятой судимостью.

Сознание своей правоты и вера в победу! Было — или не очень сильно? А шли — в охотку, или всё же из страха, по приказу, по закону, куды ж из-под князя денешься?

О русском едином мире думали? Или о семье и доме? Прожить-то под всяким можно, только бы князья промеж собой не враждовали и семь шкур не драли с простого человека, дышать бы дали…. Масса кочевых племён жила в забайкальской и маньчжурской степи. Это были даже не племена, а союзы племён: И каждое племя состояло из родов.

И татары — это была одна из племенных групп. Великий Чингиз, создавая Монгольскую империю, перемешал все народы в своей армии, организованной по десятичной системе: Единый закон, единая дисциплина, единые задачи — и ответственность каждого за товарища. Диалекты, обычаи и привычки — всё унифицировалось бытовым порядком; сплавлялась единая ментальность, племена превращались в один народ. К волжским булгарам, которых теория полагает предками позднейших казанских и астраханских татар, этнически монгольские племена никакого отношения не имеют.

Нойоны же из забайкальского племени татар составляли заметную часть монгольской аристократии и военного командования тысячников. Так что татары среди монгольских завоевателей безусловно были. Но почему название татар распространилось на Руси и в средневековой Европе на всех монголов — наука не знает. То есть звучат хорошо, комфортно для слуха и произношения; просто и легко запоминается. Татаро-монголы — это кого надо монголы, наши личные завоеватели.

Никогда все вооружённые силы всей гигантской империи — 38 млн кв. Компенсируя свою малочисленность и охваченные идеей единого мирового государства, монголы относились к покорённым народам своеобразно. Сопротивлявшихся вырезали под корень. Выказавших недостаточную меру восторга по поводу вливания в братскую семью народов — подвергали селекции: Очень быстро хищническая оккупация и разорение стран — сменилось хозяйской аннексией.

Пусть хозяйство работает — и платит ежегодно. Грабёж и контрибуция сменились разумным налогом. Не режьте курицу — пусть несёт яйца. Следить за товарно-денежными потоками сначала сажали своих людей — а потом обратились к доверенным лицам из местной, так сказать, администрации. Они собирали налоги и сдавали — а за несдачу могли лишиться места, украденных денег и головы. А самое главное — они стали брать рекрутов из местной молодёжи. Ты становишься воином сильнейшей в мире армии, перед которой трепещет мир!

В своём десятке ты равен с остальными — национальность и вера не имеют значения. Армия не только сама себя кормила и снабжала — по мере похода она отнюдь не таяла, но росла! Определённо монголы были гениальными администраторами. Половцы, китайцы, таджики, славяне — становились гражданами империи. Они не могли претендовать на центральное руководство — это прерогатива оставалась только за монголами. Считают ли монголов монотеистами или политеистами — абсолютно нам не важно.

Одни утверждают, что тенгрианство — культ бога Неба Тенгри — включает в себя и поклонение богине Земли Умай, и богу подземного царства, и элементы огнепоклонничества.

Другие полагают, что у монголов был целый пантеон богов — Тенгри типа Творца и Зевса, а Этуген — типа Геи — матери-Земли; и духи разных мест всегда вокруг человека, а духи его предков обитают на небе и соучаствуют в земных делах.

Posted on

Книга с первого взгляда джулия браун читать

Да что ж такое! Эта, по крайней мере, хотя бы не орала. Можно слушать и не закрывать уши. Все они хорошие, кроме одного. Неужели тебе кто-то понравился? Я даже с Сарой об этом не разговаривала. Ты ведь такая нежная, наивная.

Потом мы с мамой болтали о Франции. Она рассказала мне о своем новом проекте, о местах, в которых побывала. Я не видела маму почти месяц и была рада ее видеть и слышать. Как же я скучаю по ней. Простой разговор с ней поднял мне настроение.

Сегодня выходной и делать особо нечего. Решаю прибраться у себя в комнате. Вытираю пыль со всех шкафов, поливаю цветы, складываю вещи в стопку, а грязные вещи несу на стирку. Он звонил мне и попросил меня спросить у тебя, не хотела бы ты с ним сходить куда-нибудь. Уж слишком радостным голосом она это говорит. Да нет, какое свидание, это будет просто дружеская встреча. Ну и что надеть на эту дружескую встречу? Я в этом деле новичок.

Думаю, простые черные штаны и бежевая кофта подойдут, ну и естественно мои любимые черные кеды, куда же без них.

Собираю волосы в хвост. Встаю, открываю дверь и останавливаюсь. Вспоминаю слова Калеба "Тебе семнадцать лет, а ты ходишь с этим хвостом будто тебе десять". Подхожу к зеркалу и стягиваю резинку. Ну и зачем я это сделала? Нэйт стоит около своей машины, но когда замечает меня идет ко мне навстречу и улыбается мне.

Я смущенно улыбаюсь ему в ответ. И это странно, что он берет меня за руку у нас ведь не свидание! А музыку ты, какую любишь? Но это, же Нэйт, думаю, если скажу ему, он не высадит меня на обочине.

Может это и не правильно, так говорить с отцом, но не могу я по другому. От одного его вида меня уже тошнит от предательства. Он открывает дверь комнаты, а я мысленно готовлюсь к самому худшему, ибо он увидит Криса и мне точно конец. Но к моему удивлению в комнате оказалось пусто и лишь окно было раскрыто на распашку. Тем временем отец направился к окну, что выходило на задний двор и взглянул в него. Он бросил нас, бросил все: За то что, что терпел все истерики твоей мамаши все эти годы.

Мы не замечаем, как в этот момент за дверью появляется мама. Ей было больно, на глаза наворачивались слезы, но она гордо сдержала их. Больше не появляйся тут. Отец делает недовольный вид и проходит вслед за мамой. Наблюдая за всем этим сложно сдержать слезы, когда на твоих глазах вмиг разрушилось все то, что ты так любишь, бережешь.

Я до последнего надеялась что может отец одумается, но нет, он окончательно и бесповоротно уходит. Вижу как отец грузит сумки в багажник машины. По щеке скатилась слеза. Вот мы и остались вдвоем. Только сейчас я начинаю сожалеть о том сколько гадостей наговорила маме, сколько ссор и скандалов, сколько слез было пролито из-за этого.

Может я взрослею, но теперь я точно не брошу ее, а уж тем более не сделаю ей больно. Она - самое дорогое что у меня осталось. Я поднимаюсь на верх и слышу тихие всхлипы в спальне родителей. Подхожу к двери, приоткрыв ее я вижу как мама сидит на кровати и плачет, закрыв рот ладонью.

Я вижу перед собой совсем другого человека: Раньше я думала что ей было плевать на меня и на отца, но теперь ясно что это совсем не так. Я не могу понять одного, как она не бросила его раньше?

Целый год он забавлялся с любовницей, говоря что у него завалы на работе и постоянный командировки. Раз она знала что он ей изменяет, почему она молчала? Не понимаю, как можно любить и жить с человеком который предал тебя? Я как можно тише захожу в комнату и сажусь рядом с ней.

За то, что была самой ужасной матерью на свете. Ты самая лучшая мама и мы обязательно справимся со всем этим, обещаю. Эти три коротких слова перевернули мое сознание. Ведь я уже не помню, когда она говорила мне такие слова. Около часа мы просидели так вместе, высказали друг другу все что накопилось за все эти годы.

Мне никогда не было так хорошо и спокойно на души как сейчас. Я наконец-то почувствовала как это, разговор по душам с мамой. Ведь раньше я никому ни доверяла свои тайны кроме Моники, а когда ее не стало, от меня будто оторвали частичку себя.

Только пустота была у меня внутри после ее утраты, а сейчас, впервые за последние дни эту пустоту заполнила любовь и забота.

Я же должна знать, что у моей дочки на личном. Мы знакомы совсем немного. Не важно, сколько вы знакомы, неделю, месяц, год, важно его отношение к тебе. И если это действительно любовь, то ты сама это поймешь. Мне не ловко говорить с ней на такие темы, может потому, что раньше она всегда была против парней. Раньше ты была готова расстрелять любого парня, которой хоть на метр подойдет ко мне? Ты забыла о своем день рождении? Я и вправду забыла о нем. Кстати, что мы обо мне до обо мне.

Мам, что у тебя с моим учителем по химии? Мне до сих пор стыдно перед тобой, даже не представляю что ты думаешь обо мне. Тут даже продолжать не надо, она была с Грином. В какой то степени я даже рада за нее. Какая разница с кем она? И не важно, сколько ему лет, раз у них действительно все взаимно то я не стану им мешать. С мамой вы вроде поладили. Я наконец поняла, что значит не ценить того, кто рядом.

Например, ты настолько привык к человеку, что перестаешь ценить его за то что он рядом, за его заботу, ты принимаешь это как должное. Мол, никуда он не денется. Но в скором времени ты поймешь, как же ошибался. В любой момент, будь он тебе парень, лучший друг, неважно, он возьмет и исчезнет из твоей жизни. По своему или же против своего желания. Уйдет, бросит или попадет в аварию. Но рано или поздно так она и будет. Главное, во время это понять и ценить все минуты, проведенные с ним.

Ведь их не вернешь. Я беру в руки телефон и набираю номер Криса. Через пару гудком он поднимает трубку. От чего резко подпрыгиваю на месте. Ты все время был тут? Я бы все кости так переломал. А что тогда за шум был в комнате? На глазах выступают слезы, но я даже не пытаюсь их сдержать, устала, хочется наконец выплакаться, хочется хоть немного побыть слабой. Она смотрит на нас с удивлением. Я же все время была дома. Я осталась одна дожидаться его в комнате, если конечно она не выгонит Криса, хотя о чем я говорю, конечно же любая на ее месте мать давно так бы и сделала.

Через пару секунд я слышу громкий хлопок двери. Уже подумав что они оба ушли, я решила переодеться. Сняв футболку, я потянулась к шкафу за кофтой, но мне помешал голос позади. На секунд десять мы просто молча смотрели в друг другу в глаза. Но потом до меня дошло что я стою перед ним только в нижнем белье.

Я в спешке натянула на себя джинсы и темно-синюю кофту. От этих разговоров меня безумно мучила жажда. Я встала изо стола чтобы налить себе стакан воды.

В голове крутились два вопроса: Поначалу эти синяки на руках, а теперь я вижу у тебя на спине огромную гематому. Когда кто-то смотрит мне в глаза, врать у меня не выходит. Ты серьезно думаешь что этим ты меня напугала? Крис продолжает смотреть мне в глаза, что уже выводит меня. Мой взгляд упал на часы. Не делай обиженный вид, время только восемь часов, что мы будем делать? Но нас прерывает телефонный звонок, доносящийся из моей комнаты.

Странно что он просит меня о встрече, ведь мы с ним не общаемся вообще. Хотя, помню время, когда мы были еще детьми, между нами была что ни на есть, самая настоящая дружба. Она была с детства и продолжалась где-то до четырнадцати лет. Потом все произошло как обычно, мы начали взрослеть, поменялись вкусы, интересы, у него была своя кампания, у меня своя, вот так и со временем от нашей дружбы лишь остались одни воспоминания.

Это точно, когда я пыталась как-то выкрутиться враньем, Макс всегда мог это определить. Боже, этот взгляд, будто прожигает изнутри. Думала что сейчас снова начнутся расспросы, приказы, но нет, как ни странно он просто согласился со мной. Уже темнело, холод пронзал мое тело. Всегда бесило, когда со мной разговаривают как с ребенком. В голове пронеслись все события сегодняшнего дня. Крис снова меня сегодня спас, на этот раз от копов.

На лице появилась глупая улыбка и с ней я направилась на встречу. Теперь я понимаю, мне действительно хорошо с Крисом. С ним я чувствую себя в безопасности, чувствую себя совсем иначе.

Раньше никогда такого не испытывала. Да, я никогда не любила. Нет, я конечно люблю родителей, любила Монику, друзей, но не об этой любви идет речь. Все подумают, что я либо вру, либо какая-то чокнутая, что за все свои шестнадцать лет никогда не влюблялась. Я не испытывала таких чувств как сейчас к кому-либо другому. Да, у меня был Алан, но кроме симпатии нечего.

Ни о какой любви и речи не было. С ним было хорошо, весело, интересно, но иногда это надоедало. Хотелось какого-то отдыха что ли И в глубине души я даже рада что именно так все произошло, что застукала его с той девушкой, все равно рано или поздно это бы закончилось. Наши отношения - всего лишь вопрос времени. Я иду по дорожке ведущей к парку. Наше старое место с Максом - это заброшенная пристань у реки в сотне метров от парка. Именно там мы с Максом и познакомились. На тот момент мне было девять, я беззаботно гуляла по парку и вдалике увидела речку, и как обычный любопытный ребенок направилась прямиком к ней.

Забравшись на пристань, она была деревянная, и как я говорила заброшенная уже много лет, я пошла к самому краю. Доски уже были прогнившие, и еле-еле выдерживали мое маленькое тело.

С каждым моим шагом они противно скрипели, но из-за любопытства я продолжала идти. Как обычно говорят, твое любопытство тебя же и погубит, что и произошло. Когда я попыталась чуть нагнутся к воде, одна из досок не выдержала, и со скрипом полетела вниз и следом за ней я.

На тот момент, плавать я совсем не умела; на дворе стояла осень, вода просто ледяная, а вокруг парка некого. Я махала руками, пыталась выбраться, звала на помощь, но безуспешно. Чувствую как сточная вода быстро заполняет мои легкие. Вы представляли что чувствует человек когда захлебывается водой? Если нет, то вам крупно повезло. Я в свои девять лет испытала настоящий ужас. Когда сил уже совсем не осталось, мое тело медленно опускалось на дно, я чувствовала как из меня уходит жизнь. Очнулась я уже на земле, от того что вода просто литрами выходила из мои легких.

Когда я уже пришла в себя, то увидела передо мной парня, лет 14, как оказалось он меня и спас. Вы подумаете что это был Макс, но нет, ему самому на тот момент было столько же сколько и мне. Это его брат - Ник. Как оказалось они гуляли по лесу и увидели меня, барахтающуюся в воде.

Если бы не они, то С тех самых пор, мы и стали лучшими друзьями. И Ник не раз меня спасал от передряг, говорил что я для него как сестра, которой у него не когда не было. Но времена прошли, Ник уже три года учится в Нью-Йорке и с тех пор больше сюда не приезжал. Вот я и на месте. А здесь все как и прежде. Пристань все так же заброшена, тишина, лишь слышен вой ветра и чувство свежести. Давно я здесь не была, и только сейчас понимаю как мне этого не хватало.

Почти каждый день мы проводили здесь втроем: Здесь можно отдохнуть от шумного города, почувствовать свежий запах деревьев, ощутить легкий ветерок, от которого по телу пробегает приятная дрожь; или просто подурачится.

Некоторые даже удивлялись нашей столь долгой дружбе. Нет, у нас конечно были другие друзья, приятели, но большую часть время мы проводили втроем. Я устроилась поудобнее на лавочке, рядом с пристанью и ждала прихода Макса. На часах уже девять, а его все нет. Может он решил пошутить? Хотя он прекрасно знает, такие шутки со мной плохи. Позади себя я слышу приближающиеся ко мне шаги. Я жду тебя почти пол часа.

Когда мы с тобой последний раз о чем-то болтали? Я не могу поверить своим ушам.. Я в предвкушении поворачиваюсь и вижу перед собой Ника. Он немного возмужал, стал еще выше и даже по-моему сменил прическу. Я расплываюсь в счастливой улыбке и набрасываюсь на Ника крепко сжимая его в объятиях. Мелкая, - так раньше любил меня звать Ник.

И для этого были две причины: Я всегда обижалась на это прозвище, но теперь понимаю как порой мне этого не хватало. Боже, как же ты изменилась.. Я помню тебя тринадцатилетней девчонкой, а сейчас передо мной сидит взрослая красивая девушка. А вот ты никак не изменился. Да, он многое пропустил за последние три года. Ник был многому удивлен. Ну конечно, Детройт по сравнению с Нью-Йорком просто крохотная деревушка. Как он говорил, всегда хотел стать независимым и самостоятельным.

И как только ему исполнилось 18, он тут же уехал как он сказал "покорять Нью-Йорк". Я всегда смеялась над его словами, но понимала, что когда-нибудь он уедет.

Было больно отпускать его, спустя столько лет дружбы; а сейчас он здесь, со мной, моему счастью нет предела. Ник мне как брат, всегда поможет, успокоит и никогда не даст в обиду. Я даже подумать не могла что кто-то может стать мне настолько родным человеком. Я вспоминаю наше прощание. На глазах снова наворачиваются слезы, от этих воспоминаний. Он рассказывал все подробности его личной жизни, от которых иногда просто распирало от смеха. Рассказывал об учебе, о том как много нового произошло с ним за эти годы.

Со мной же все наоборот, нечего нового. Не считая смерь Моники, развода родителей и появления в моей жизни Криса, все по старому. Я просто обязана сходить к ней.. На часах пол двенадцатого, но в доме подозрительная темнота и маминой машины все нет. Наверное она решила остаться у своего так сказать "парня", нет, я даже парнем назвать его не могу. Ну раз и сегодня ее не будет, оставаться одной я все равно боюсь, так как от каждого шороха вздрагиваю, а все из-за того, что в детстве я пересмотрела кучу ужасов и теперь это отразилось на моей психике.

Нечего особенного, он всегда здесь чувствовал себя как дома. Я направилась в комнату и переодевшись в обычные шорты с майкой спустилась вниз. Не сломай его так, нам еще сидеть на нем.

А то этот уже скрипит, интересно, от чего же? А как же совместный просмотр фильмов? И фильмы с тобой смотреть я больше не буду! Я тогда ночевала у Макса и Ника, так как мои родители укатили по не отложным делам на несколько дней во Францию. И эти, предложили посмотреть какой-нибудь фильм. Вдруг Нику в голову взбрело посмотреть Астрал, типа он не страшный и все такое. Фильм действительно был очень интересным, я так увлеклась что не заметила как они куда ушли.

Остановившись на моменте, когда главных героев, так сказать погрузили в Астрал, я услышала какой-то шорох в дальней комнате дома. Свет был выключен, только экран телевизора как-то освещал комнату.

Думала показалось, но нет, снова этот шорох. Испугавшись, я начала звать то Макса, то Ника, но они как сквозь с землю провалились. Страх и любопытство играли во мне. Но любопытство взяло надо мной вверх и я направилась на шорох исходящий из этой чертовой комнаты. Сто раз уже пожалела что пошла туда.

Открыв дверь, а она еще была жутко скрипучей, я стояла напротив темной и как мне казалось пустой комнаты. Телевизор перестал звучать, будто его выключили. Сглотнув огромный ком в горле я сделала шаг вперед и потянувшись к светильнику я нащупала выключатель. И в этот момент, как только я включила свет, передо мной стоит "черти что", с какой-то уродливой маской на голове. Моему страху не было предела. Закричала я так, что пол штата слышали мои вопли.

Через секунду я слышу истерический смех этих придурков, которые решили так пошутить. Злость овладела мной, кажется еще чуть-чуть и пар из ушей пойдет, а эти все продолжали ржать не переставая. Конечно же, потом они очень пожалели о своей шутке, но это я запомнила ее на всю жизнь, так же как и они. Я встала с улыбкой на лице. Из кухни доносился шум, наверное мама приехала - подумала я и направилась вниз.

Но то что я увидела меня очень удивило. Мама еще не заявлялась? Или решил меня отравить? Мой взгляд падает на его торс. Ну наконец-то заявилась домой. Улыбка сразу же сползла с лица когда на пороге дома я увидела Криса. Выражения его лица сразу же поменялась на злость. Тот в недоумении смотрит то меня, то Ника. Тот в свою очередь смотрит подозрительным взглядом на него, но через пару секунд пожимает руку.

Я чувствую как начинаю краснеть. И что же такого она обо мне рассказывала? Мне становится неловко из-за Ника. Ник продолжал смотреть нам в след,но после садится обратно за стол. В его объятиях мне становится легче, будто я забываю обо всем на свете. Я одела все тоже самое, в чем была на похоронах. Волосы заплела в небрежную косу.

Крис сидел на диване, а вот Ника я почему то не заметила. С детства у меня к ним неприязнь из-за дедушки. Еле как мы отыскали ее могилу. Я стояла в двух метрах от нее, ноги подкашивались только от одной мысли, что я на могиле лучшей подруги.

Никогда не думала что такое произойдет со мной. Я потеряла второго самого близкого мне человека. Я уже перестала замечать, как слезы сами льются по моим щекам. Но я ни хочу, чтобы их видел Крис; ни хочу, чтобы считал меня слабой и безвольной. Я гордо вытерла слезы со щеки и подошла ближе. На огромном гранитном камне под фотографией выгравировано: Ее невинная улыбка всегда заставляла меня улыбнутся, как бы плохо мне не было.

А теперь, я с горечью понимаю, что больше не увижу ее. Не почувствую того тепла и позитива, которым она заряжала меня. По сравнению с ней, я всегда находилась в депрессивном состоянии. В любой ситуации, всегда рассчитывала на худшее, что не скажешь о ней. В любом случае, каким бы безвыходным и паршивым он не оказался, она находила светлую, позитивную сторону. Всегда поражалась, какой она была оптимисткой. Я же в свою очередь во всем видела минусы.

В голове я снова прокручиваю все воспоминания того дня. Если бы мы не пошли на ту вечеринку; если бы она не пошла за мной; если бы я не была такой эгоистичной и предупредила ее, то все бы было хорошо.

Время уже не вернуть, остается лишь вспоминать и жить с этой болью всю оставшуюся жизнь. Вспоминаю наше знакомство, наши ссоры, как со злости говорила ей что не желаю с ней больше общаться, а в голове лишь "дура, заткнись, ведь ты это не всерьез". Были случаи, когда злость и гнев просто управляли мной и я невольно высказывала то, о чем до конца своих дней буду жалеть. Но даже после этого, она никогда не оставляла меня и всегда была рядом. Чувствую как на моей талии оказывается рука Криса, от чего в вздрагиваю.

Я хочу продлить это мгновение. Мне так не хочется отпускать его, ведь сейчас, он стал для меня самым дорогим человеком.

Еще раз, я взглянула на памятник с изображением Моники и поняла, что нужно отпустить. Отпустить ее, как бы трудно и больно это не было. Я должна это сделать. Я вытерла последние слезы со щек и глубоко вздохнув направилась за ним. Еще раз убеждаюсь, что Крис, мне необходим. Лишь с ним я могу забыться и хоть на время уйти от проблем; с ним, я чувствую себя защищенной, а главное сильной.

За одно познакомлю тебя со своими друзьями. А то так можно с ума сойти. Я не реагирую на его слова. Я не хочу и не пойду. Я не понимаю, что он затеял, но мне уже не по себе. Если я не соглашаюсь, то ты применяешь силу.

Оглядевшись вокруг я замечаю, как прохожие кидают на нас осуждающие взгляды. Ну конечно, мы стоим на обочине дороги, Крис насильно держит меня на плече, а я в это время пытаюсь вырваться. И я хочу провести этот вечер с тобой. Особого желания, я не испытываю, но ради него я готова сходить и типа "повеселится". Я одобрительно кивнула и направилась к дому.

Такое чувство, будто дом пуст. Но на вешалке, я замечаю мамин плащ и в надежде поговорить бегу наверх. Я потихоньку прохожу к себе. Стягиваю с себя платье. Переодевшись в домашнее, я перевожу свой взгляд на зеркало. В верхнем углу висит наша с Моникой фотография, а рядом с Аланом. Даже смотреть тошно, я там такая счастливая.

Но все хорошее быстро заканчивается. В памяти всплывают обрывки того дня. Мы всей компанией ездили на пикник. Алан еле уломал меня на эту поездку, Моника была с ним за одно.

Я не любительница куда-то выбираться, в особенности на природу, но тогда, зачем-то согласилась. И вот я, Моника, Алан и Макс поехали за город. Вот тут то и начались первые не приятности. Машина заглохла на пол пути. Пол часа раздумий и ссор не дали результатов и уж тогда мы решили что доберемся пешком. Машина была слишком далеко и нам оставалось лишь ждать, когда дождь закончится и мокнуть. Тогда я уже миллион раз пожалела что послушала их и поехала на этот чертов пикник.

Я уже полностью промокла, промерзла до костей и была слишком зла на них, что вообще повезли нас сюда. Но спасибо Максу, который нашел рядом с нами, что-то похожее на пещеру. Там мы переждали дождь. Все злые, промокшие направились обратно в сторону машины, но как всегда Вот тогда меня уже все это вывело из себя. Один единственный выходной, я угробила на этот "отдых". Но снова Макс, наш спаситель, пошел на поиски места где мы оставили машину, а мы тем временем остались его ждать под старой ивой.

Ноги болели просто не выносимо, от того, что пол дня мы пробродили в лесу. Я, не в силах этого больше терпеть, расстелила покрывало и села под деревом выжидать Макса.

Через несколько минут, те решили ко мне присоединиться. Через час таких посиделок, мы помирились, все благодаря Моники, ведь первая я не заговорю, даже если буду сама виновата; Позже к нам присоединился Макс, который все же отыскал машину. И все же, пикник удался. Снова я дала волю эмоциям. Нет уж, это надо прекращать, хватит жить прошлым. Нужно просто не думать о нем и не жалеть о том что случилось, ведь этим ты делаешь больнее только себе.

Наша фотография с Аланом, через пару секунд превращается в тысячу рваных кусочков бумаги. И его я должна забыть. Забыть, как страшный сон. Но я особо не тороплюсь. Мама все так же спит, а я тем временем вышла к беседке.

Давно я здесь не была. Заглянув в свое тайное местечко, пачки сигарет я так и не нашла. Но хорошо, что я прихватила с собой новую. Время близилось к вечеру. Смеркалось; легкий ветерок дул прямо в лицо, от чего тело покрылось мурашками.

Подкурив сигарету, я чувствовала некое расслабление. Клубки дыма улетучивались в воздухе, оставляя запах табака. Черт, не удобно вышло. Мама садится рядом со мной и вырывает из рук на половину скуренную сигарету. И как ни странно, не выкидывает, а делает затяжку. Я смотрю на нее с широко раскрытыми глазами и не верю этому. Да, я курю, но с моими проблемами радуйся что я еще не спилась. Она выбрасывает сгоревшую сигарету и направляется в дом.

Я в быстром темпе натягиваю на себя темно-синее платье средней длины и балетки, волосы оставила распущенными. Я побежала открывать, мама направилась за мной. На пороге стоял Крис. Одет он как всегда по спортивному: Он выглядит брутально, что меня в нем привлекает.

Странно, я думала что она не пустит меня, хотя перед его обаянием вряд ли кто устоит. Всю оставшуюся дорогу мы с Крисом болтали о всем подряд: Он подробно рассказывал мне о своих интересах. Я очень удивилась, когда узнала что он увлекается творчеством Ремарка.

И какие же его произведения ты читал? Ты думаешь такие как я никогда и книгу в руках не держали? Стало неловко перед Крисом. Может я одна из тех наивных дурочек которая повелась на его обаяние. Видно, что жалеет о том что ляпнул. Тот сразу же остановился возле обочины. Я немедля выхожу из машины и направляюсь в перед. Знаешь что, я не хочу быть одной из тех, кто повелся на тебя. Я пытаюсь оттолкнуть его, но он сильно прижал меня к себе, не давая шанса вырваться.

Через пару секунд я поддаюсь ему. Думаешь, что я за каждой так бегаю? А что мне ему сказать? Я не хочу быть обманутой и использованной. Я влюблен в тебя. Я стояла в оцепенении и нечего не могла сказать. Просто молчала и смотрела ему прямо в глаза. Это даже не дом, а коттедж.

  • 1 2 3 4 5 6 7