Анжелика и королевство франции книга читать

Written by -

У нас вы можете скачать книгу анжелика и королевство франции книга читать в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Ей хотелось быть нарядной. Не отдавая себе в этом отчета, она готовилась к встрече с чем-то чудесным. В комнату вошел Колен Патюрель. Он с восхищением оглядел Анжелику, которая с улыбкой обернулась к нему. Мне об этом доложили прибрежные рыбаки. Анжелика выронила из рук гребень и кинулась к двери. Но она уже бежала вниз по лестнице, не чувствуя ступенек под ногами. Колен взял со спинки стула ее плащ и последовал следом. Улицы Голдсборо были наполнены людьми. Все вышли встречать господина и хозяина этих мест.

Вдалеке уже виднелись очертания корабля и развевающийся лазоревый флаг с вышитым на нем серебряным щитом. Анжелика пыталась рассмотреть людей на палубе, но ее глаза были затуманены слезами. Она смахивала эти слезы радости и приветственно махала рукой приближающемуся кораблю.

Но чем ближе подходил корабль, тем отчетливее она понимала, что на палубе Жоффрея нет. В сердце ее начала нарастать тревога. По трапу к ней сбежал адъютант графа де Пейрака, Энрико Энци, и с поклоном протянул ей пухлый пакет. Анжелика поняла, что Жоффрей не приехал, и ей внезапно стало так холодно, что она обхватила себя руками. Неслышно подошедший сзади Колен Патюрель накинул ей на плечи забытый второпях плащ.

Увидев отчаяние Анжелики, Энрико торопливо заговорил. Он сам, к его величайшему сожалению, не смог приехать, так как король поручил ему дело государственной важности, но он очень надеется, что вы без промедления отправитесь на этом корабле к нему во Францию.

Все это написано в письме, госпожа графиня. Анжелика протянула руку и взяла пакет. То горе, которое она испытывала сейчас, было настолько глубоко, что она не видела и не слышала ничего вокруг.

Слова Энрико доносились до неё, как сквозь вату. Она понимала только одно- он не приехал! Ей показалось, что солнце внезапно зашло за тучи, что буря, бушевавшая прошлой ночью, подхватила ее и увлекла за собой в непроглядную тьму Колен едва успел подхватить ее безжизненное тело.

Она пришла в себя в таверне мадам Карер. Рядом с ней, нежно держа ее за руку, сидела Абигаель. За ее плечом Анжелика разглядела взволнованные лица мэтра Берна и Колена Патюреля. Немного приподнявшись, она увидела, что в залу таверны набилось почти все население Голдсборо. На их лицах она прочла тревогу за неё. Абигаель заботливо поддержала ее. Анжелика пригубила его, а потом одним махом опрокинула в себя все содержимое.

По телу разлилось блаженное тепло. К ней подошёл Энрико Энци. Вид у него был такой удрученный, что Анжелика даже слегка улыбнулась. Я не знал, что вас так расстроит отсутствие на борту "Славы солнца" господина графа,- и увидев, как она снова побледнела, поспешно добавил,- Я прошу вас, дослушайте меня!

Если прямо сейчас начать собираться, через неделю мы сможем отплыть во Францию, и вы даже оглянуться не успеете, как мы прибудем в Дюнкерк. Энрике, обрадованный, что она его внимательно слушает, поспешно продолжал. Господин де Пейрак будет сопровождать его. И вы сможете увидеться намного раньше, чем если вы отправитесь сразу в Париж.

И он в третий раз протянул ей многострадальный пакет. Анжелика сидела на кровати в форте. После того, как все удалились, убедившись, что с ней всё в порядке и она не собирается снова падать в обморок, она наконец-то открыла пакет, переданный ей Энрике от Жоффрея. В нем оказалась пачка писем, перевязанная синей шелковой лентой, и незапечатанный конверт, из которого Анжелика достала листок бумаги, с обеих сторон исписанный ровным почерком графа, и невероятной красоты кольцо с изумрудом.

Она рассеянно отложила кольцо в сторону и впилась глазами в строки письма. То отчаяние, которое я испытываю из-за того, что вынужден продлить нашу разлуку, сопоставимо только с надеждой, что мы увидимся в самое ближайшее время, когда вы прибудете во Францию.

Эта бесконечная зима, которая разделила нас, казалась мне бескрайней снежной пустыней, холодной и безжизненной, озаренной только воспоминаниями о вас, моя прекрасная фея, подобно ярким звездам, сверкавшим на мрачном затуманенном небосводе моего одиночества. Меня постоянно терзала тревога о вас, о детях, о тысячах мелочей, из которых была соткана ваша жизнь вдали от меня, я жаждал разделить с вами все ее радости и огорчения, рассеять тревоги и умерить печаль.

Не раз, и не два за время нашей разлуки мне была нужна ваша поддержка, ваш разумный совет, ваше присутствие, и я с отчаянием осознавал, какое расстояние разделяет нас. Анжелика, душа моя, сейчас, когда я пишу это письмо, только одна мысль бесконечно радует меня- что в самом скором времени ваши нежные пальчики будут касаться его, а глаза- читать эти строки, и хоть на миг, но наши сердца соединятся Немного успокоившись, она стала читать дальше.

Жоффрей писал, что прибыв ко двору, он с удивлением и радостью узнал, что проект, которым он горячо интересовался еще будучи графом Тулузским, близок к своему завершению. Он занимал тогда пост помощника в Палате по сбору налогов на соль Лангедока. И имел стремление, которое я не только полностью разделял, но и активно поддерживал, соединить реку Гаронну со Средиземным морем, построив судоходный канал.

Его фантастическая идея весьма заинтересовала его Величество и министра финансов Кольбера, и вот уже совсем скоро его грандиозный проект осуществится. Единственное, что глубоко печалит меня, это его болезнь, которая в силу преклонного возраста- ему уже около изнуряет его и не дает полноценно работать. Его старший сын Матиас, наслышанный о моих научных трудах и о тесной дружбе с его отцом, попросил меня разделить с ним тяготы строительства, которым он вынужден заниматься, не имея специального образования и необходимых знаний.

О том же самом меня попросил и король. Я не мог отказаться, тем более что этот проект очень важен не только для меня, но и для моей провинции, а в конечном счете- для всей Франции. И я жду вас, моя несравненная, чтобы вместе отправиться в Тулузу. Я не сомневаюсь, что вас обрадует эта новость, ведь вы так любили этот розовый город, в котором мы были так счастливы в первые годы нашего супружества, пока жестокая судьба не разлучила нас Величественный Кафедральный собор, где юная невеста так боялась своего необычного мужа Особенно ей хотелось попасть в домик на Гаронне, где они с Жоффреем провели столько незабываемых и безумных ночей.

Она быстро просмотрела остальные письма. В них граф в присущей ему остроумной манере рассказывал обо всем, что случилось при дворе во время его пребывания там. То и дело мелькали знакомые имена, воскрешая в памяти полузабытые лица,- безобразно растолстевшая мадам де Монтеспан, чопорная Франсуаза де Ментенон, добродушная и слегка глуповатая Великая Мадемуазель, желчный Месье, брат короля, сам король, под влиянием новой фаворитки ставший более набожным и строгим Анжелика до слез хохотала над теми осторожными эпитетами, которыми Жоффрей описывал новоиспеченную супругу дофина Людовика, Марию-Анну Баварскую, из которых она поняла, что принцесса страшна, как смертный грех.

Она вспомнила маленького принца с постоянно открытым ртом из-за непрекращающегося насморка, в свите которого когда-то состояли ее сыновья- Кантор и Флоримон. И вот он уже женился. Как быстро летит время Последнее письмо было от Дегре. Жоффрей написал, что однажды ему нанес визит мужчина, в котором он с удивлением и радостью узнал отважного адвоката, некогда защищавшего его на колдовском процессе.

Это немного огорчило меня, но при зрелом размышлении я решил, что у каждого из нас имеются в прошлом моменты , которые мы хотели бы сохранить в тайне. Итак, он передал мне письмо для вас, сударыня, узнав, что я отправляю за вами корабль в Америку. Он особо подчеркнул, что в нем содержатся сведения о давних событиях, которые должны заинтересовать вас.

О чем хотел рассказать ей Дегре, о какой тайне? Ах, сколько ее секретов хранил этот пронырливый полицейский!. Довожу до вашего сведения, что в феврале этого года была сожжена по обвинению в колдовстве небезызвестная вам Катрин ля Вуазен.

Ее показания по делу отравителей затронули самые громкие фамилии Франции. Одно из них касалось и вас. Пока о нем неизвестно никому, кроме меня, но кто знает, как обернется дело Еще я думаю, вам также будет интересно узнать, что не прошло и месяца после вышеописанного события, как находясь в заключении в замке Пиньероль, от сердечного приступа скончался Николя Фуке, бывший министр финансов.

Мне кажется очень подозрительным, как быстро второе событие последовало за первым. Поразмышляйте об этом, мадам. Стоит ли вам возвращаться во Францию в столь опасное время. И то высокое положение при дворе, которое сейчас занимает ваш муж благодаря благосклонности короля, нисколько не поможет вам, а скорее даже повредит.

Зависть- болезнь, которой охвачен Версаль. Решать вам, сударыня, но Вот почему прошлой ночью ей приснился тот далекий день в Плесси, навсегда изменивший ее жизнь.

Что ж, она давно уже похоронила его в глубине своей памяти, как и проклятый ларец с ядом. Как и многие другие события своей жизни. Единственное, чего она не поняла из письма, что такого могла рассказать о ней колдунья ля Вуазен? Она никогда не прибегала к ее услугам и была у нее лишь однажды с Франсуазой и Атенаис, когда та была беспробудно пьяна и нагадала им троим любовь короля.

Она решительно поднялась с кровати, чтобы отдать распоряжения по поводу приготовлений в дорогу. Несмотря на предостережение Дегре, она твердо решила ехать во Францию. Неделя прошла в лихорадочных сборах. Анжелике нужно было переделать до отъезда кучу дел, оставить множество распоряжений, и она благословляла Бога за то, что могла со спокойной душой оставить Голдсборо на Колена Патюреля. С утра до вечера они согласовывали, обсуждали, спорили до хрипоты, но в итоге пришли к согласию по всем важным вопросам.

Главной точкой преткновения в их спорах были дети. Колен хотел, чтобы они остались в Голдсборо у Абигаель. Анжелика, измотанная волнением за Онорину этой зимой, решительно восставала против этого предложения. К тому же она не знала, на какой срок она должна уехать- на год, на два Прекрасная и отважная, обольстительная и решительная. Знатная дама и разбойница. Такова Анжелика, самая знаменитая книжная героиня нашего века.

История приключений Анжелики покорила весь мир. Фильмы, снятые по романам о ней, пользовались — и продолжают пользоваться — бешеной популярностью. Миллионы женщин с замиранием сердца следят за крутыми поворотами судьбы графини де Пейрак, вместе с ней рискуют и страдают, любят и дерзают, смело бросаются навстречу опасностям и не теряют надежды на счастье…. Это добрая сказка с удивительными приключениями, волшебными превращениями, злой волшебницей, благородным Королем и зачарованным королевством.

Чудеса, происходящие с обычным мальчиком Алешей, начинаются прямо за порогом его дома. В сказке немало опасностей и даже страхов, но мальчик с честью их преодолеет и вернется домой.

Они попадают в созданный ими мир. К сожалению, "не все благополучно в Датском королевстве"…. Путешествие стало одним из самых загадочных в истории Арктики, а трагические события, развернувшиеся на борту плененного льдами корабля, до сих пор будоражат умы современников.

Эта книга — дневник Валериана Альбанова, написанный им как единственным, не считая матроса Конрада, спасшимся членом экипажа. В нем он описывает мучительно долгий поход, который он совершил вместе с товарищами к Земле Франца-Иосифа, после того, как члены…. Много лет назад королева Ундина повздорила с Хозяйкой Подземного королевства. Злая колдунья пообещала, что королева не дождется внуков.

А если и дождется, то ребенок принесет королевской семье много горя. Но долгожданная наследница — принцесса Счастливица — наконец появилась на свет. Однако во время крестин прекрасной малютки прозвучало страшное пророчество: Одного не предвидела злая ведьма: Оставить озыв о сайте.

Королевство лунного света Джози Литтон Для дерзкой и гордой Кассандры, юной принцессы маленького островного королевства, первое путешествие за границу обещало много интересного — ей предстояло окунуться в светскую жизнь Лондона и выбрать из достойнейших аристократов спутника жизни.

КГБ во Франции Тьерри Вольтон Автор книги специализируется на журналистском расследовании операций "советской" разведки и контрразведки, а также спецслужб восточноевропейских стран на территории Франции. Кроме того, новая горничная оказалась прекрасным куафёром. Всего за несколько минут она уложила роскошные волосы Анжелики в великолепную прическу, которая только начинала входить в моду при дворе— "фонтанж". Девушка посмеиваясь сказала, что прическа так названа в честь фаворитки короля, Анжелики де Фонтанж, звезда которой уже закатилась.

Девушка поняла, что сболтнула лишнего, и с испугом посмотрела на Анжелику. Но та не стала больше мучить ее расспросами— она и так все поняла. Ла Вуазен дала показания и против нее. Все было готово — все дела улажены, все вопросы решены, но на душе у Анжелики было неспокойно. Она жарко обнимала детей, целовала их зареванные личики, шептала им ласковые слова о том, что мама скоро приедет, что они расстаются ненадолго, что они должны быть умницами и слушать Абигаель, которая стояла рядом и с улыбкой убеждала Анжелику, что ей совершенно не о чем беспокоиться.

Анжелика в последний раз крепко обняла подругу и поднялась на борт "Славы солнца", командование которым принял на себя Кантор. Она невольно залюбовалась сыном, таким красивым, таким смелым, настоящим мужчиной, на которого она могла полностью положиться. Потом она долго махала оставшимся на берегу, до тех пор, пока не перестала различать их лица. Затем поднялась на капитанский мостик к Кантору. Они долго обсуждали предстоящую поездку, он успокаивал мать, говорил, что она тревожится по пустякам, добродушно шутил над ее страхами, и мало-помалу ему удалось привести ее в хорошее расположение духа.

Повеселевшая, она прошла в каюту, которая была приготовлена специально для нее. Там она нашла сундук с нарядами, шкатулку с драгоценностями и множество всяких женских мелочей, которые привели ее в восторг.

Она с наслаждением перебирала нежно переливающиеся роскошные ткани, изящные чулки, ленты, шали, кружева Одно платье висело отдельно от других в гардеробе. Это было золотое платье, неуловимо похожее на то, в котором она произвела фурор на свадьбе короля в Сен-Жан-де-Люзе. Только фасон платья был выполнен по последней версальской моде. Поверх сравнительно узкой юбки из травчатой парчи в форме колокола, украшенной от низа до колен тяжелой вышивкой, позументом, сборками и кружевами, надевалось верхнее платье из гладкой парчи со шлейфом, сильно собранное на спине.

К юбке прикреплялся корсаж с очень жестким лифом, весь расшитый драгоценными камнями. Платье было произведением искусства и Анжелика долго любовалась им. А потом внезапно ее осенило, что Жоффрей хотел, чтобы именно в нем она предстала перед королем. Я еще вчера вечером отправил посыльного известить отца о нашем прибытии. Анжелика лихорадочно металась по каюте. Она перебрала все платья, но ни одно из них не показалось ей достаточно нарядным, чтобы надеть его на первую встречу с Жоффреем после долгой разлуки.

Она хотела быть ослепительной, притягивающей все взгляды на пристани, чтобы он гордился, что у него такая красивая жена.

И рассмеялась счастливым беззаботным смехом. Дезире озадаченно посмотрела на нее, но промолчала. Анжелика решительно подошла к гардеробу и достала золотое платье. Пускай Жоффрей думает, что хочет, но она наденет это великолепное платье для него! Когда она, уже одетая и причесанная, подбирала драгоценности к наряду,снаружи раздался какой-то шум, топот ног, и голос Кантора приказал отдать якорь.

Корабль слегка тряхнуло, как будто он ударился обо что-то. На ходу вдевая в мочку уха бриллиантовую сережку, Анжелика выбежала на палубу. И замерла, как громом пораженная.

К левому борту "Славы солнца" пришвартовался военный корабль. Яркое солнце било ей в лицо и она видела лишь темный силуэт, движущийся по направлению к ней. Она приложила руку к глазам. Это был мужчина в роскошном придворном костюме и высоком парике. Он с изяществом опирался на трость из эбенового дерева, а его походка выражала величие и горделивость.

Анжелика сделала несколько шагов вперед и наконец-то смогла рассмотреть лицо мужчины, от которого ее отделяли только борта кораблей и несколько футов соленой воды. Некоторое время она растерянно смотрела в его серьезные карие глаза, а потом присела в глубоком реверансе. Ибо это был король.

Она была не готова к этой встрече, растеряна, смущена, на ее щеках пылал румянец. Я хотел бы, мадам де Пейрак, чтобы вы присутствовали на нем. Он слегка кивнул ей, и развернувшись, махнул рукой в направлении капитанского мостика. Судно медленно начало двигаться и вскоре исчезло вдали. Анжелика продолжала стоять на месте. Солнце отражалось в складках ее платья, как в зеркале, и казалось, что на палубе пылает огненный цветок.

Она жестом попросила его замолчать. Она уже сняла все украшения, распустила волосы и теперь ждала, пока Дезире открепит лиф от платья. Когда они прибыли в порт, казалось, что весь город собрался там.

Анжелика в недоумении взирала на это сборище. Как она отыщет Жоффрея в такой толпе? Анжелика надела шляпу, накинула на плечи кружевную шаль, и взяв за руку Онорину, медленно спустилась по трапу. Вокруг только и было разговоров, что о его Величестве, который— подумать только! Ему предоставили возможность руководить всеми действиями экипажа и отдавать сигналы к бою. Ах, она была так счастлива утром от предвкушения скорого свидания с мужем, а эта неожиданная встреча с королем совсем выбила ее из колеи.

Она боялась отойти от корабля и потеряться толпе. И тут внезапно она почувствовала, что ее подхватили на руки и закружили. Совсем рядом она увидела светящиеся от счастья глаза мужа, его белоснежную улыбку, услышала его голос, ласково произносящий: Где-то рядом она слышала радостный смех Онорины. Жоффрей бережно поставил жену на землю, и обхватив ладонями ее лицо, нежно поцеловал. Анжелика не отрываясь смотрела на него, такого родного, такого любимого, вдыхала его запах, касалась руками его лица, волос, плеч, а потом с невыразимой ясностью вдруг осознала: Кроме того, он удачлив, а удача— главное на море.

Видимо, это входило в план учений. Только чрезвычайная причина могла сподвигнуть его подняться на борт корабля,— он слегка улыбнулся, и со значением посмотрел на Анжелику. Она не стала отпираться. Когда багаж принесли в комнату и распаковали, перед Анжеликой встала огромная проблема — что надеть на бал?

Золотое платье, которое было наиболее приемлемым вариантом, по известной причине отпадало. На помощь ей неожиданно пришла Дезире. Цвета и ткани будут превосходно сочетаться! Анжелика доверилась вкусу и опыту Дезире, и через некоторое время любовалась результатом в зеркале. Действительно, ткани прекрасно гармонировали, только декольте было чуть ниже, чем полагалось.

Но Анжелика решила, что так даже и лучше. Я уверена, что все дамы придут с "фонтанжем", а я не хочу быть, как все. Анжелика спустилась в холл. У подножия лестницы ее ждал Жоффрей. Анжелика отметила, что он изменил своей обычной привычке одеваться в английском стиле, и теперь совсем не походил на пирата. Его костюм сочетал в себе чёрный бархат и красную с золотом парчу. Что-то я не припомню, чтобы я присылал вам платье со столь восхитительным декольте!

Неужели оно действительно так откровенно? Но у меня есть кое-что, что поправит положение. Он развернул ее лицом к зеркалу, и надел на шею искусно выполненное ожерелье из прекрасно ограненных рубинов и алмазов. Анжелика с восхищением рассматривала свое отражение. Бриллиантовая диадема венчала ее прическу, простую, но изысканную.

Платье алыми складками струилось по золотой юбке, а столь смущающее её декольте было украшено великолепным колье, которое всеми гранями переливалось в отблесках свечей.

Она повернулась к мужу. Он смотрел на нее со смесью гордости и удовлетворения. Она с улыбкой произнесла:. Все взгляды устремились к двери, на пороге которой появилась эта столь обсуждаемая и известная пара. Особенно пристально рассматривали бывшую мадам дю Плесси-Бельер, блиставшую в Версале около десяти лет назад, а потом исчезнувшую самым таинственным образом. Шепот восхищения прошел по залу. Казалось, годы были не властны над торжествующей красотой этой женщины, над ее царственной осанкой, пронзительным взглядом ее зеленых глаз, одновременно ясным, свойственным юности, и бесконечно мудрым Супруги приблизились к креслу, на котором восседал король.

Жоффрей низко поклонился, Анжелика присела в реверансе. Мадам, мы приветствуем вас при дворе. Анжелика подняла глаза и встретилась взглядом с Людовиком. Лицо его было бесстрастно, но глаза с интересом изучали ее прическу, наряд, украшения. Потом едва заметная улыбка скользнула по его губам.

Он протянул ей руку. Анжелика обернулась к Жоффрею, но он уже смешался с толпой придворных. Она гордо выпрямилась и прошествовала рука об руку с королем в танцевальный зал.

Анжелика полностью сосредоточилась на танце. Ей не хотелось ударить в грязь лицом перед придворными и поставить в неловкое положение мужа. Несмотря на незамысловатый основной шаг, менуэт был весьма сложен из-за манеры исполнения. Двигаться нужно было в точном ритме, плавно, красиво, не поднимать высоко руки и изящным изгибом кистей дорисовывать позы танца.

Король танцевал превосходно, он невероятно элегантно снимал шляпу во время реверанса, красиво держал ее попеременно то в одной, то в другой руке, а затем непринужденно надевал. Когда угасли последние звуки музыки, со всех сторон раздались аплодисменты.

Как я могу сравниться в искусстве танца с вами, королем танцев! Отныне мы хотели бы, чтобы вы украшали своим присутствием все придворные церемонии. Анжелика огляделась в поисках мужа.

И облегченно вздохнула, увидев его, направляющегося к ней. Я так боялась какой-нибудь неловкостью испортить танец и выставить себя на посмешище! Кроме того, разве менуэт не схож с бранлем вашей родной провинции Пуату? Я был прав, когда говорил, что ваше место при дворе. И как вы божественно танцуете!

Вы с его Величеством составили прекрасную пару. Многие дамы, присутствующие здесь, уже разрывают в клочки свои носовые платки от зависти к вам! Жалкие завистники и сплетники! Они будут тем сильнее лебезить и пресмыкаться перед вами, чем выше будет их ненависть к вашей красоте и богатству.

Кроме того, вы удостоились невиданной чести — отрывать бал с королем! Поверьте мне, это вознесло вас на недосягаемую высоту. Боюсь, граф, что скоро пойдут слухи о появлении новой фаворитки.

Да, моя жена самая прекрасная женщина в королевстве Франция, но она принадлежит только мне. Множество дам и кавалеров, имена которых она при всем желании не могла запомнить, так их было много, осыпали ее комплиментами, уверяли в своей неизменной дружбе, восхищались ее красотой, изяществом, — словом, пытались произвести благоприятное впечатление на новую любимицу короля. Лишь одна женщина прошла мимо нее, не удостоив даже взглядом.

Это была Атенаис де Монтеспан. Намеренно громко, чтобы Анжелика слышала, она сказала одному из придворных:. Сразу видно, что эта особа слишком долго жила вдали от королевского двора.

А это непристойное декольте! Графу де Пейраку следует побеспокоиться о нравственности своей супруги. У Анжелики от гнева раскраснелись щеки, но она изобразила на лице сладкую улыбку и обратилась к стоящему рядом с ней маркизу де Виль д"Эвре:. Это весьма огорчает меня, ведь мы были так дружны в прошлом! Прошло столько времени с нашей последней встречи! И вы так изменились. Увы, годы никого не щадят. В добром ли здравии пребывает ваш супруг, господин де Монтеспан?

Он не сильно беспокоится о нравственности своей жены? Помнится, в былые годы она весьма его волновала. Так и не найдя, что сказать, она круто развернулась и ушла. Анжелика проводила ее насмешливым взглядом. Он ловко освободил ее от всех деталей платья, расшнуровал корсет, и когда она осталась в одной тонкой батистовой рубашке, подхватил на руки и уложил на кровать.

Эта ночь перечеркнула долгие месяцы разлуки. Их губы снова узнавали друг друга, руки сплетались в тесном объятии, а тела соединялись в высшем проявлении любви, той любви, что всегда была так сильна между ними, и которой не страшны были ни время, ни расстояние. Прогуливаясь по Дюнкерку, Анжелика имела одну неприятную встречу, которая оказала влияние на последующие события. К ней подошла нищенка, неопрятная, с торчащими седыми космами, и начала что-то быстро бормотать.

Анжелика прижала к себе испуганную Онорину, и попыталась обойти мерзкую старуху, но не тут-то было! Та крепко схватила ее за полу плаща и не отпускала.

Та упала на землю. Анжелика подхватила Онорину и почти бегом устремилась прочь. Вслед ей неслись выкрики:. Анжелика свернула за угол и крики затихли. Она поставила Онорину на землю и отдышалась. Вскоре двор вернулся в Париж. Оказалось, что Жоффрей устроился в отеле Ботрейи, который привёл в порядок после долгих лет запустения. С волнением Анжелика ходила по комнатам, воскрешая в памяти давно минувшие события.

Она совсем не помнила приёмов, которые устраивала здесь, но отчётливо вспоминала старого Паскалу, то изумление, которое она испытала, когда узнала от Флоримона о подземном ходе, по которому впоследствии сбежала из Парижа, старую часовню с тайником под алтарем Я отчаянно хотела вернуть себе этот отель, как память о нашей любви. Анжелика благоразумно умолчала о том, что в случае проигрыша должна была стать любовницей принца, и именно невозможность обладать ею расстроила его до такой степени, что в ярости он изорвал колоду карт.

Жоффрея вряд ли бы обрадовало то, что его супруга так легко ставила на кон свою нравственность. Но несмотря ни на что, мы здесь и вместе. Как часто я мечтала об этом моменте, сколько слез пролила одинокими ночами Но все же судьба соединила нас За неделю пребывания в Париже их посетило огромное количество народа. Это были и люди из прошлого, и те, с кем граф свел знакомство после возвращения во Францию, и просто жаждущие засвидетельствовать свое почтение графу и графине де Пейрак, чтобы при случае воспользоваться столь полезным знакомством.

Особенно Анжелику порадовала встреча с Флоримоном. Она не могла наглядеться на сына, которого не видела несколько лет, она жадно слушала его рассказы о жизни при дворе, о его победах и успехах, расспрашивала о планах на будущее. Жоффрей писал мне, что дофин обзавелся супругой, несмотря на свой юный возраст. А если даже и придет, то я предпочту жениться на девушке из Америки — здешние барышни чересчур манерны и глупы.

Мне казалось, ты доволен жизнью при дворе. Но я скучаю по Голдсборо, Вапассу, по тому свободному и привольному существованию, которое мы вели в Америке.

Меня уже тошнит от сложных церемоний, строгого этикета и липкой паутины интриг, окутывающей двор. Иногда я вспоминаю о той поре, когда мы с месье де ла Салем исследовали Миссисипи. Эх, счастливое было время! Не будет ли он сожалеть потом о столь необдуманном поступке? Я же поддержу любое его решение. Но между нами, дорогая, я тоже мечтаю о возвращении домой. И если бы не мое обещание, данное его Величеству относительно Лангедокского канала, я бы отправился в Америку с первым же попутным ветром!

Анжелика с радостью узнала, что в отеле Сагонь у Нинон де Ланкло по-прежнему собирается весь литературный свет Парижа, и написала ей короткую записку с пожеланием увидеться как можно скорее.

Та любезно ответила ей, что всегда рада видеть мадам де Пейрак в своем доме, и что у нее есть для нее сюрприз. Заинтригованная, Анжелика устремилась на встречу с давней подругой.

Салон, как всегда, блистал великолепием и был наполнен знаменитостями: Расин, Буало, Лафонтен, Шарль Перро были здесь и с любопытством посматривали на вновь прибывшую даму, приезд которой в Париж так взволновал высшее общество. Она слышала, как они тихонько перешептывались:. Ах, нет, теперь уже мадам де Пейрак Немного смутившись, Анжелика отыскала взглядом графа Рабютена, кузена маркизы де Севинье, и подошла к нему.

Он, польщенный вниманием с ее стороны, рассыпался в изысканных комплиментах, и представил ее остальным гостям как "самую восхитительную и прекрасную женщину Французского королевства", и тут же поправился, увидев приближающуюся к ним Нинон:.

Нинон слегка кивнула ему, и взяв Анжелику за руки, стала разглядывать ее с головы до ног. Я всегда ценила вашу откровенность, и вот А теперь расскажите мне, где вы пропадали все эти десять лет, и каким невероятным образом вас занесло в Америку? Дамы присели на шелковую кушетку и завели оживленный разговор.

Мужчины, видя, как они поглощены беседой друг с другом, деликатно оставили их наедине. Чуть ли не впервые со времени приезда в Париж Анжелику охватило чувство беззаботности и бесшабашной веселости, настолько легко и раскованно она чувствовала себя в обществе Нинон.

Ей невольно пришли на ум строки из письма Флоримона, что ее сестра была " единственной женщиной Парижа, да и всего королевства, которой новая модная прическа "а ля Сейетт" была к лицу". И она была вынуждена признать, что это правда. Возраст облагородил неприятные черты лица Ортанс, придал им величественности и даже некоторой утонченности, и теперь она походила на вдовствующую королеву-мать. Это сходство еще более подчеркивало ее черное траурное платье.

Даже не соизволила узнать, как у нас дела, хотя твои сыновья часто и с удовольствием бывали у меня. Мне очень жаль, — продолжала она. Когда моего мужа сожгли на Гревской площади, свет навсегда померк для меня И Анжелика закусила губу, чтобы не расплакаться. Ортанс посмотрела на нее, и впервые между сестрами промелькнула едва ощутимая искорка теплоты. Вот уж никогда бы не подумала, что этим человеком станешь ты, Анжелика! Тут Анжелика вспомнила жестоко убитого драгунами Шарля-Анри, и родившуюся в результате той ужасной ночи Онорину, и разрыдалась.

Теперь уже Ортанс прижимала ее к себе и ласково шептала:. Но Анжелика только молча мотала головой и судорожно всхлипывала. Встревоженная Ортанс разыскала Нинон и сказала, что немедленно увозит сестру домой, потому что она, кажется, не в себе. Ортанс жила недалеко от отеля Ботрейи, где расположилась Анжелика, в роскошно обставленном доме с прекрасным садом. Она проводила сестру в гостиную и приказала подать кофе.

Анжелика уже пришла в себя и ругала себя за несдержанность. Жизнь в Америке сделала ее слишком чувствительной и открытой, что было неприемлемо в парижском обществе. Но видя, с какой тревогой и заботой Ортанс смотрит на нее, понемногу успокоилась и пришла к выводу, что если ее небольшая истерика поспособствует налаживанию ее отношений с семьей, то так тому и быть.

Они пили кофе, болтали, вспоминали старые времена, монастырь урсулинок в Пуатье, братьев, сестер, с гордостью рассказывали друг другу об успехах детей и смеялись над их проказами. Всегда молчит и кажется, будто что-то замышляет. Молчит, молчит, а потом как выдаст что-нибудь этакое, что сердце в пятки уходит.

Я его слегка побаиваюсь. Они поднялись на чердак и остановились около огромного сундука, на котором Анжелика с волнением различила полустершийся герб графа де Пейрака.

Дрожащими руками она откинула крышку и застыла в изумлении. Воспоминания нахлынули на нее с такой силой, что она едва удержалась на ногах. Вот Марго, зажав во рту булавки, надевает на Анжелику первую юбку из тяжелой золотой парчи, потом вторую, тонкую, как паутина, из переплетенных золотых нитей, рисунок которых оттеняют драгоценные камни.

Вот прикрепляет шемизетку, и золотые кружева сверкающей пеной окутывают ее обнаженные плечи, придавая нежной коже прозрачность фарфора А потом в ночи раздаются крики Куасси-ба: На моего господина напали Анжелика резко опустила крышку на место, и Ортанс с тревогой отметила, что она смертельно побледнела.

Честное слово, иногда мне кажется, что ты сумасшедшая! Анжелика села прямо на ступеньки лестницы и обхватила себя руками за плечи. Это проклятые воспоминания делают меня такой, и это платье Прошу тебя, сожги его Анжелика коротко кивнула ей и вышла на улицу. С облегчением вдохнув прохладный вечерний воздух, она быстрым шагом направилась в сторону отеля Ботрейи.

Увидев ее на пороге, бледную, с горящими глазами, без шляпы, граф воскликнул:. Он слегка отстранил ее и заглянул в затуманенные тревогой и переживаниями глаза. Анжелика начала сбивчиво рассказывать ему, как ездила к Нинон, как встретила там свою сестру Ортанс, у которой недавно умер муж, а потом она увидела золотое платье, в котором была представлена королю на свадьбе в Сен-Жан-де-Люзе, и Я ничего не понимаю!

И что ваша сестра делала у Нинон? И почему вас так взволновала смерть ее мужа? Граф, видя, что она близка к нервному срыву, молча подхватил ее на руки и отнес в библиотеку. Там он усадил ее в кресло у камина, налил вина в бокал и протянул ей:. Жадными глотками она выпила вино и закашлялась. Он присел на подлокотник кресла и нежно обнял ее за плечи.

Анжелика глубоко вздохнула, собралась с мыслями и более-менее последовательно изложила события этого дня. Вы совсем истерзались из-за такого пустяка! Я же, напротив, склонен считать, что это платье — знак вашего триумфа, торжества вашей красоты Я помню тот день, когда вел вас за руку по сверкающему паркету, через анфилады комнат, чтобы представить юному королю, а вы были столь прекрасны, что затмевали всех и вся. И я чувствовал себя самым счастливым человеком на свете, оттого что вы — моя жена Они не к лицу вам, моя победительница!

И он снова прижался губами к ее губам. Она обвила руками его шею и и с жаром ответила на его поцелуй. Он крепко прижал ее к себе, его руки скользнули уже ей на талию, когда в дверь постучали и смущенный увиденной сценой лакей произнес:. Граф расхохотался и вышел в коридор. Посыльный с поклоном передал ему увесистый пакет и письмо.

Делай ним, что хочешь — жги, режь, рви, но меня в это не впутывай! Не для того я хранила его столько лет, чтобы ради твоей блажи в один миг избавиться от него. Нет на нем никакого проклятия, это я тебе точно говорю, только твоя необузданная фантазия.

Девочка сбежала вниз по ступенькам, прямо в коридоре развернула пакет и застыла в немом изумлении. И оно теперь мое? А еще я открою тебе секрет — это платье волшебное, ведь надев его, прекрасная принцесса превратилась в королеву Памятуя о распоряжении короля, Анжелика была вынуждена посещать все придворные церемонии— балы, рауты, приемы. Утешало лишь то, что под влиянием чрезвычайно набожной госпожи де Ментенон их количество резко сократилось по сравнению с тем временем, когда сердцем короля владела неистовая, страстная и жадная до развлечений мадам де Монтеспан.

Она возобновила свою тесную дружбу с мадемуазель де Монпансье и мадам де Севинье, от которых узнала множество сплетен, тайн и секретов, касающихся всех мало-мальски известных лиц в королевстве. В частности, ее очень заинтересовала история о Железной маске, тайна которой охранялась так строго, что было неизвестно, существовала ли она вообще.

И кто знает, кто скрывается под ней! Ведь его тело так и не отдали родным для погребения Анжелика предпочитала отмалчиваться, но эта история будоражила ее воображение. Она очень сочувствовала обеим женщинам, которые страдали в разлуке с дорогими их сердцу людьми. Принцесса часто упоминала Пегилена де Лозена, которого по распоряжению короля арестовали, и теперь он пребывал в заточении в замке Пиньероль.

Но в этом году у нее появилась надежда на воссоединение с ним. Подумать только, герцог Мэнский! Ах, Анжелика, я так рада что вы вернулись ко двору и я могу так откровенно говорить с вами! Вы единственный человек, которому я здесь доверяю! Мадам де Севинье тосковала по дочери. Та жила со своим мужем, графом де Гриньяном, наместником короля в Лангедоке, очень далеко от столицы, и с матерью виделась нечасто.

Но они писали друг другу полные нежности и любви письма, и только эта переписка и позволяла ей стойко переносить разлуку. Если я не ошибаюсь, ее представили ко двору примерно в то же время, когда я вышла замуж за Филиппа. И тогда ее единогласно признали самой красивой девушкой Франции. Но вы бы видели ее мужа! Почти в два раза старше ее, ужасно некрасив, да к тому же и дважды вдовец!

И она тоже без ума от него. Хотя и не знаю, какими чарами он завладел ее сердцем. И я знаю это, как никто другой. О том невероятном чувстве, которое связывает вас с вашим супругом, при дворе ходят легенды!

Именно Великая мадемуазель представила мадам де Пейрак "молодому двору" — дофину Людовику и его супруге. Принц глубоко разочаровал Анжелику. Милый мальчик, которого когда-то так любил Флоримон, превратился в злого и угрюмого молодого человека, к тому же чрезвычайно ленивого.

Любимым его занятием было целый день лежать в широких креслах, держать в руках тросточку и молча бить ею то о правый, то о левый сапог. Его презрение к окружающим было так велико, а действия столь непредсказуемы, что вызывали стойкое желание держаться от него подальше. Молодая дофина Мария-Анна, напротив, произвела на нее самое благоприятное впечатление. Она от всей души ненавидела мадам де Монтеспан и мадам де Ментенон, и поэтому сразу прониклась теплыми чувствами к Анжелике, надеясь, что та в скором времени станет фавориткой ее августейшего тестя.

Принцесса была некрасива настолько, что когда Анжелика впервые увидела ее, то даже слегка оторопела. У нее были неправильные черты лица, маленькие глазки, короткий и толстый нос, плоские растянутые губы и толстые обвислые щеки. К тому же она была мала ростом и широка в талии.

Но у нее было доброе сердце и легкий характер, она была умна, и скоро завоевала искреннее расположение Анжелики. Мария-Анна была вовсе незнакома со сложным французским церемониалом, и это очень беспокоило короля. Первое время после свадьбы с его сыном, он почти безотлучно находился при ней, садился рядом в дни приемов и парадных выходов, и всякий раз, когда принцессе необходимо было вставать, то есть при появлении принца или герцога, король толкал ее локтем, подавая знак, и она поднималась для поклона.

Придворные потешались над ней, а Анжелика жалела, и нередко подсказывала ей то или иное действие или растолковывала нюансы этикета, которые дофина не могла уловить в силу незнания.

От этого их дружба только крепла. Анжелика редко видела мужа и очень страдала от его отсутствия. Поездка в Тулузу пока откладывалась, так как Жоффрею необходимо было решить множество вопросов с министром финансов Кольбером и согласовать поправки к чертежам Лангедокского канала с представителями Парижской академии наук.

Те решения, которые предлагал граф де Пейрак, несомненно, были блестящими и позволяли устранить множество проблем, стоящих перед строителями канала, но требовали значительных финансовых вложений. Кольбер, ревностно оберегавший королевскую казну, сражался за каждый су, пока в итоге граф не предложил использовать свои средства.

Ваш вклад как ученого и благотворителя в столь важный для Лангедока проект будет высоко оценен его Величеством королем Франции. И в тот же день он получил письмо из Тулузы с сообщением о том, что Пьер Рике скоропостижно скончался. Я хочу поехать с вами!

О Жоффрей, прошу, не покидайте меня! Это займет не меньше недели, а я не могу медлить, слишком важное дело поручил мне король. Кроме того, скоро состоится открытие театра, на котором вы так хотели присутствовать. Ну же, милая моя, вытрите слезы, вы разрываете мне сердце! Он успокаивал ее, как ребенка, нежно гладил упрямый лоб, целовал соленые от слез губы и наконец она нехотя согласилась с его доводами. А в Париже у вас столько развлечений! Давайте условимся, что датой вашего приезда в Тулузу будет Праздник фиалок.

Он уже совсем скоро! Анжелика, которая еще совсем недавно мечтала об этом моменте, равнодушно пожала плечами. Вы так расстроены из-за отъезда своего мужа? Анжелика неопределенно мотнула головой и невольные слезы навернулись ей на глаза.

Мадам де Севинье взяла ее за руку. Я тоже безумно тоскую по своей дочери. Но тем не менее я не избегаю развлечений. Моя дорогая, чем более яркой и насыщенной будет ваша жизнь в разлуке с мужем, тем быстрее пролетит время до момента, когда вы с ним воссоединитесь. И желательно, чтобы вы предстали перед ним не иссохшей от слез мумией, а красивой и веселой женщиной, которой вы и были совсем недавно.

Новый театр размещался на левом берегу Сены,в предместье Сен-Жермен, на улице Сен-Жерменских укреплений, что недалеко от перекрестка Бюсси, где проходила ежегодная ярмарка и куда стекались люди со всей страны. Там были торговцы из провинций юга Франции. Португальцы торговали тонким фарфором, провансальцы продавали апельсины и лимоны.

Фламандцы привозили свои знаменитые картины и сыры, прорицатели предсказывали будущее. В маленьких балаганах давали представления. Но Анжелика помнила эту ярмарку только как место кровавого столкновения двух банд — Родогона и Каламбредена, которое привело ее в тюрьму Шатле, где она потеряла свои роскошные золотые волосы. Как же это было теперь далеко от нее! Она поспешила прогнать от себя прочь горькие воспоминания и вслед за подругой направилась к дверям театра.

Внутри она внимательно оглядела тесную залу с низким потолком, и её внутреннее убранство ей совсем не понравилось. Больше всего она напоминала помещение для игры в мяч, которым, как она впоследствии узнала, и являлось. Прямо на сцене стояли скамьи для самых почетных гостей, где они расположились с мадам де Севинье. Но когда началось представление, Анжелика забыла обо всем. Завораживающе красивый текст трагедии актеры произносили с таким чувством, что она уже и не знала, где находится — в полутемном маленьком театре или непосредственно на месте событий.