Анатомия детектива тибор кестхейи

Written by -

У нас вы можете скачать книгу анатомия детектива тибор кестхейи в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

О чем и шла речь в записке. Все признаки указывают на то, что книга относится к таким, которые можно без труда найти. У него она есть, и он счел, что она есть и у меня. Итак Уотсон, это обычная книга, которая имеется у многих. Но все же недостаточно прекрасно, если так можно выразиться. Приняв этот комплимент на свой счет, я не смогу назвать менее подходящую книгу, которая могла бы находиться под рукой помощника Мориарти.

Кроме того, издания Святого Писания весьма многочисленны, и вряд ли можно предположить , что нумерация страниц моего и его экземпляров будет одинаковой. Ясно, речь идет о каком-то ином стандартном издании. И он был уверен, что его я страница наверняка совпадет с моей. И в этом наше спасение. Теперь задача сужается до стандартных изданий, которые предположительно имеются у каждого. Словарный запас Бредшоу живой, лаконичный, но ограниченный. Едва ли он пригоден для составления записок общего характера.

Итак, эта возможность исключается. Боюсь, что по таким же причинам не пригодится и словарь. Басты бет Образовательные программы. Это источник всякого истинного искусства, всякой истинной науки.

Тот, кто никогда не знал этого чувства, у кого нет чутья к таинственному, тот словно и не живет: Сатерленд Скотт Научное мышление в детективе? Остин Фримен убедительно рекомендовал нам обратить внимание на то, что детектив , который захватывает воображение интеллигентного и образованного человека, не может обладать идущими из его внутренней сути первородно низменными и унизительными свойствами.

Следовательно, в нем заранее нет места подлым и безнравственным вещам. Вот один из его характерных спектаклей, зрелище, достойное иллюзиониста: Я привстал, склонился над ним и взглянул на странную надпись: Сама структура детектива тяготеет к формализации.

Естественным ее завершением становятся предлагаемые исследователем схемы или модели. Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Добавить в избранное Форум Правила сайта "Мир Книг". Группа в Вконтакте Подписка на книги Правообладателям. Приемы нападения и самозащиты В копилку радиолюбителя. В 2-х томах Спутник разведчика Сборник рецептур на хлеб и хлебобулочные изделия Современное стрелковое оружие.

С этой публикацией часто скачивают: Секреты профессионального мастерства от ведущего детектива США Название: Секреты профессионального мастерства от ведущего детектива США Автор: Подозрительным делает детектив то, что мало, очень мало встречается настоящих мастеров по сравнению с удивительно большим и все возрастающим количеством публикуемых произведений. Однако это скорее последствие рыночного влияния, коснувшегося всей литературы, всего искусства нашей эпохи.

Качество детектива, как и любого романа или новеллы, зависит от того, кто его пишет. Хорошо сказал Андре Вюрмсер: Не правила определяют границы жанра, а угол зрения автора Даже когда речь идет об одном авторе, а не о жанре в целом.

Ни Лопе де Вега, ни Бальзак, ни Диккенс, ни Йокаи не повергают в раздумья читателя, критика или литературоведа. Популярность жанра не может его компрометировать, так же как не может быть признаком его совершенства. Книга не станет популярной лишь оттого, что в ней нет художественной тонкости.. Винсент Старретт как-то бросил с полуулыбкой, что может настать время, когда романы нравов впитают в себя детектив и о сыщиках начнут писать обычные романы, как уже писали о священнослужителях, врачах, торговцах орехами.

Основная ошибка тех, кто стремится сделать детектив благопристойным, заключается в том, что они впадают в снобизм навыворот: Поэтому любой ценой хотят пересадить его в литературу. Хотят сделать круг квадратным, твердо веря, что квадpaт — категория геометрическая, а круг — нет. Детектив большого объема они механически отождествляют с романом, малого — с новеллой.

Они считают его каким-то переродившимся серьезным жанром, выродком, который досадным образом не соответствует чистокровным новелле или роману. Они бросают их на вторую чашу весов и, стесняясь, определяют, что стрелка весов покачнулась.

Жанр они считают признаком регресса, забывая об одном: Детектив не занял место старых опробированных жанров, а встал за ними как новое явление. Его противники оставляют без внимания тот факт, что детектив — это не отощавший вариант романа или новеллы, а некий иной, первородно легкий жанр, структура которого вполне определена и строится на восприятии не встречавшегося ранее содержания.

В боксе нельзя соизмерить силы спортсменов двух различных весовых категорий — в литературе не сопоставляют юмореску с античной трагедией. Разумеется, между отдельными категориями существует весовая разница, но, несмотря на это, античная трагедия и не думает вытеснять ни юмореску, ни детектив из понятия литературы. А уж как покажут софиты литературных категорий стоящего на темной сцене человека: Впрочем, предположение о том, что внелитературное, более того, антилитературное явление можно облагородить, превратить в литературное, само себя опровергает.

Не идет ли речь просто о том, что крестные родители детектива серьезно недооценили новорожденное дитя литературы? Назвали его романом или новеллой и в таком качестве осудили, хотя он — сказка. Оба они совершают поразительные, никогда никем не виданные, никогда никем не слыханные, неподражаемые поступки и в процессе этого иногда подвергаются смертельной опасности.

Засучив рукава, они сражаются с загадками, секретами, головоломными тайнами. Борются с ведьмами и волшебниками, страшными гениальными злодеями. В приключениях и борьбе их ведет и манит надежда на удачные поиски сокровищ, на обогащение, но в большинстве случаев более благородная цель — спасение какого-то человека, уничтожение зла. А порой просто желание совершить чрезвычайный поступок. Сыщик должен оправдать невинно осужденного, подозреваемого, должен изобличить убийцу.

И его, как и сказочного героя, подгоняет вера в свое призвание, подогревает страсть поисков истины. И тому, и другому для решения задачи необходимы то остроумное мышление, то физическая смелость. Принцу, пригарцевавшему на белом коне, надо дать хитроумный ответ на три каверзных вопроса или сразиться не на жизнь, а на смерть с семиглавым драконом, чтобы получить руку принцессы. Знаменитому детективу — провести блестящее расследование, чтобы раскрыть тайну и, может случиться, с помощью оружия обезвредить готового на все, припертого к стене опасного злодея.

Сказка и детектив одинаково плетут цепь событий вокруг лишь эскизно обрисованных образов. Ни сказка, ни детектив не дают разработанных характеров. Действующие лица в детективной истории так же статичны, неизменны, как в вечном мире волшебной сказки. Мы получаем их готовыми, в определенном состоянии. Они ни на йоту не меняются, не совершенствуются, не развиваются. Остается неизменным и семейное положение детектива-мастера, время для него останавливается, как для спящей красавицы, просыпающейся через сто лет свежей, бодрой и юной.

Эркюль Пуаро в году ушел на пенсию из брюссельский полиции, и лишь потом в Лондоне начал вновь заниматься своим ремеслом в качестве частного детектива.

С тех пор он с неослабной энергией вел расследования в течение десятилетий, не потеряв ни физической бодрости, ни свежести духа. Если предположить, что он вышел на пенсию в шестьдесят лет, то в году ему должно было быть ровно сто тридцать лет. Старая дева, знаменитый детектив Джейн Марпл была представлена широкой публике в году в коротенькой истории, и за прошедшие с тех пор более полувека постарела всего на двадцать лет. Сын его остался вечно двадцатилетним. Лица, их окружающие, тоже не стареют.

Экономка Шерлока Холмса, доктор Уотсон, слуга Эллери Куина по имени Джуна, племянник Джейн Марпл и другие — все, все, застыв в вечной неподвижности, не тронутые старением, вновь и вновь появляются перед нами, словно прекрасно сохранившиеся восковые фигуры в сказочном паноптикуме.

Невинно подозреваемые — это отданные во власть дракона золушки и принцессы детективной истории. И там, и здесь события изобилуют повторами, постоянными мотивами. Младшего принца всегда сопровождает счастье. Решив все три задачи, он завоевывает награду. Среди трех сестер злодейками, как правило, бывают две старшие.

Детектив тоже полон стереотипными поворотами. Шерлок Холмс обычно выбирает интересные случаи из своей переписки. Приключения Перри Мейсона неизменно начинаются с того, что кто-то хочет воспользоваться услугами знаменитого адвоката в каком-то странном или подозрительно пустячном деле.

После обнаружения преступления идет серия обязательных эпизодов: За изобличением обыкновенно следует объяснение. И здесь, и там полагается присутствие лиц, скрывающих свое истинное имя, звание, профессию. Поэтому и тут, и там характерен мотив узнавания-изобличения. В тех и других действиях имеет значение ритм: Ни сказка, ни детектив не питают отвращения ни к кровожадно-игровым, ни к игриво кровожадным элементам. И категория ужаса в том и другом — важный элемент.

Насильственные события и там, и тут являются краеугольным камнем, и сказка, и детектив с наивной непринужденностью относятся к неестественной, насильственной смерти. Моральный источник развязки заключается в том, что зло должно быть наказано.

В волшебной сказке, как и в детективе, обязателен хэппи-энд. И в сказке, и в детективе отсутствуют элементы эстетских орнаментов, литературные кружева и социальные сообщения, находящиеся вне обязательной моральной формулы, притчи, без которых были бы немыслимы роман или новелла. Следовательно, важные элементы сказки, ее внутренние, существенные атрибуты несомненно совпадают с такими же свойствами детектива, их эстетические взаимосвязи бесспорны.

Впрочем, хорошим примером, подтверждающим это, является эксперимент одного английского писателя: Всего этого было достаточно, чтобы превратить их в ужасные истории, от которых кровь стыла в жилах, в литературных кентавров волшебной сказки и детектива или— если хотите — в пародии на то и другое. Детектив — это своеобразно новая форма волшебной сказки: Одна из возможных литературных проекций образа жизни крупного города.

Промышленная революция нанесла смертельный удар феодализму. Город поглощает деревню, преобразует человеческие отношения. Народное искусство уступает место массовой культуре.

Восхищающая чудесами и сюрпризами волшебная сказка на сей раз сама себя заворожила, преобразовалась в детективную историю ко второй половине XX века она снова видоизменилась, превратившись в научную фантастику. Однако она не смогла преступить законы происхождения, анализ ее структур показывает их кровное родство. Композиции волшебной сказки и детектива равно двухполюсные: Этнография сказочной сокровищницы человечества уже показала, что простая структура такого рода выдерживает самое большее две сюжетные линии и максимально десять эпизодов.

Детектив тоже не преступает эти рамки: Все эти семь ролей функций имеются и в детективной истории, к тому же закономерно не так, как в романе или новелле: