Современные записки. париж, 1920-1940. из архива редакции. том 3

Written by -

У нас вы можете скачать книгу современные записки. париж, 1920-1940. из архива редакции. том 3 в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Для историка русской культуры такие свидетельства драгоценны. Чего стоит, к примеру, почти слышимый крик Вишняка в письме к Степуну: Можно не сомневаться, что многочисленные NN-веды долго будут находить по именному указателю цитаты, подобные приведенной. Фондаминский, упоминающий в качестве примера: Тактичный и осмотрительный Руднев мог написать в году: Ныне становится доступной документированная история внутриредакционных столкновений, в частности — по поводу материалов религиозного характера, т.

Взгляд изнутри на текущий литературный процесс эмиграции дает временами совершенно неожиданные эффекты. Так, Фондаминский восклицал в письме Вишняку года: Ликвидировать его фактически, сведя беллетристический отдел на Калиникова, Данилова, Сирина? Градус идеологических и идейных полемик временами слишком высок — и тогда под угрозой оказывается сам журнал. Угроза распада редакционной коллегии из гипотетической превратившаяся в реальную — многолетний сюжет, мучительный еще и оттого, что по-человечески редакторов связывало между собой слишком многое, потому и редакционная переписка часто неотделима от семейной здоровье Амалии Фондаминской беспокоит всех редакторов; Степун диктует письма своей жене.

Самой переписке предшествует обстоятельная история журнала, написанная Манфредом Шрубой, — в известном смысле, синопис того, что содержится в переписке.

Шруба активно цитирует и комментирует знаменитые мемуары Вишняка, вышедшие в и годах, что вполне оправданно: Особый интерес представляют изыскания Шрубы по поводу финансирования журнала. Потому, что этот самый неискушенный читатель, открыв представляемый том, с одной стороны, познакомится, может быть, впервые, с несколькими интереснейшими авторами экономистом Б.

Бруцкусом и революционером и публицистом В. Бурцевым , услышит "живые", то есть эпистолярные, почти неотредактированные голоса отца Сергия Булгакова и философа Николая Бердяева.

С другой же точки обзора увидит неискушенный читатель в неожиданном ракурсе старых знакомцев: Анненкова, примеряющего в эмиграции маску беллетриста и, кстати, одного из первых, если не первого в истории постмодерниста, или некогда царствовавшего на русском Олимпе, а потом здесь, в переписке с редакцией "Современных записок" только огрызающегося, но всю царственность, увы, безнадежно утратившего, надолго пережившего свою славу К.

Бальмонта, или наконец по-настоящему, как бы вживую познакомится с умнейшими и такими разными людьми, как Альфред Людвигович Бем и Петр Михайлович Бицилли, каждый из которых, не догадай его черт родиться в России с умом и талантом , мог бы явиться гордостью и украшением любой национальной культуры. И, конечно, тот же читатель, познакомившись с эпистолярным романом с редакций Нины Берберовой, трагифарсом Владислава Ходасевича и сатирической эпопеей Ивана Бунина, сможет значительно лучше понять и тех, кого давно знает и любит, и их корреспондентов, и удивительную, сумасшедшую, трагическую, но при том вовсе не беспросветную эпоху, в которую эти замечательные люди жили, творили, переписывались друг с другом, тем самым оставляя нам бесценные свидетельства о времени и о себе.

Это воистину незабываемые свидетельства, своего рода новые "Двенадцать" - эпическая поэма в письмах, в которой совершенно явственно слышна не только музыка революции , но и музыка жизни - творческой, личной, общественной - во всем ее разнообразии. Так, из писем, комментариев к ним и вступительных статей читатель сможет не только подробно узнать историю публикации в "Современных записках" одной из лучших книг Бунина, "Жизнь Арсеньева", но и увидеть ее автора в зеркале переписки современников, причем зеркало отражает Бунина очень знакомого, но и очень разного - до Нобелевской премии и после нее.

Точно так же сможет узнать читатель историю создания и публикации в этом журнале одной из первых и лучших русских беллетризованных биографий - книги В. А параллельно - и самого Ходасевича, в его ироничной переписке с редакторами, самого, вероятно, трагического поэта эпохи, с нескрываемым удовольствием пересказывающего и советские анекдоты, и парижские побасенки.

Здесь же откроется читателю удивительная личность Петра Михайловича Бицилли - умнейшего ученого, критика и публициста, глубоко порядочного человека, семижильного и крайне ответственного работника, в отличие от такого же умницы и так же живущего вдалеке от Парижа А. Бема, пришедшегося "Современным запискам" "ко двору" настолько, что по его поводу, кажется, даже привередливый М. Вишняк почти не ворчал. Кстати, особого внимания заслуживают внутренние рецензии на материалы "Современных записок", которые П.

Бицилли давал в письмах к В. Рудневу, по просьбе последнего. Тут и краткие, хлесткие характеристики писателей - как старых, так и молодых, и размышления о "лица необщем выраженье" журнала, о возможных путях его улучшения, и проч. Иные характеристики столь точны и афористичны, что грех было бы не привести здесь хотя бы одной-двух. Вот, из письма Рудневу от Но я не могу сам себе объяснить, почему все же что-то в нем отталкивает, не то бездушие, не то какое-то криводушие.

Умно, талантливо, высокохудожественно, но - безблагодатно и потому вряд ли не эфемерно" с. Газданов - а вот в каком отношении: И вместе с тем - какое-то просто младенческое незнание людей и жизни - и от его писаний становится просто смешно" там же. Или разделение современных авторов на живые и мертвые души - одновременно спорное, но - по большому счету - справедливое. Цитировать было бы слишком долго, думаю, что заинтересовавшиеся читатели достанут книгу и немалое удовольствие получат, вчитываясь в письма софийского профессора парижскому редактору.

Помимо сказанного, здесь и в предыдущих моих рецензиях на выпуски этого издания, необходимо добавить еще вот что.